Февраль станет дорого

22.04.2012 21:34

Инфляция приближается к годовому максимуму, на котором может удержаться до лета. Это испытание для заявленной политики макроэкономической стабильности

По оценке Минэкономразвития, индекс потребительских цен в феврале составит 0,6—0,7%. Таким образом, пишет министерство в мониторинге, в годовом выражении инфляция ускорится до 7,3—7,4% — с январского показателя в 7,1% и декабрьского в 6,6%.

Февральский индекс цен может оказаться самым высоким в нынешнем году: Минэкономразвития ожидает постепенного торможения в сравнении с январем темпов удорожания продовольствия и услуг. А через месяц инфляция, вероятно, и вовсе начнет снижаться: по словам первого зампреда ЦБ Алексея Улюкаева, во II квартале есть возможность вернуться в диапазон 5—6% — т. е.

на уровень, таргетируемый регулятором.

Однако столь быстрого снижения инфляции может и не произойти. В первом полугодии 2012 г. темпы инфляции резко замедлились — в том числе из-за предвыборного переноса индексации тарифов ЖКХ с января на июль — и на фоне этой низкой базы ожидать замедления роста цен сложно, замечает Александр Морозов из HSBC. В январе 2012 г. рост цен составил 0,5% (в январе 2013 г. — 1%), в феврале — 0,4%. Если в марте 2013 г. темпы инфляции будут даже чуть ниже, чем годом прежде (в марте 2012 г. — 0,6%), то в годовом выражении индекс цен останется выше 7%. Первый месяц, когда эффект базы будет способствовать замедлению инфляции, — июнь, считает Морозов (см. график).

В июне прошлого года инфляция ускорилась из-за скачка цен на продовольствие, но ожидать его повторения причин пока нет, соответственно, даже при сохранении тех же темпов помесячного роста цен годовой индекс может снизиться с 7,3% в мае до 6,9% в июне, ожидает Морозов: «Но снижение до 6% займет не один месяц».

Если инфляция всю весну продержится на уровне 7,3%, большой вопрос, как это может повлиять на инфляционные ожидания, высказывает опасения Морозов: «Если ожидания вырастут, задача для ЦБ усложнится».

Весна станет испытанием и моментом истины для заявленной руководством России политики макроэкономической стабильности, считает главный экономист Morgan Stanley по России Джейкоб Нелл. С одной стороны, риск, что инфляция останется высокой и во II квартале, достаточно велик.

С другой, продолжает Нелл, в правительстве есть точка зрения о необходимости, напротив, смягчения денежно-кредитной политики для стимулирования спроса.

Развитые страны смягчают денежную политику, в этой ситуации реальный курс рубля укрепляется, что России экономически невыгодно. Но и инфляция остается выше целевого уровня — смягчать политику было бы опасно и неэффективно, полагает Нелл, поддерживая аргументацию ЦБ, обосновавшего в недавнем докладе нейтральность своей политики на ближайший период фундаментальными факторами — отсутствием как монетарных разрывов (соответствием спроса и предложения денег), так и разрывов выпуска (соответствием фактического выпуска в экономике потенциальному).

При уровне инфляции выше 7% в первом полугодии 2013 г. следовало бы повысить ставки, если ЦБ намерен сохранить намеченный уровень инфляции и доверие рынка, предлагает Нелл.

Главное — чтобы заявленная политика, направленная на сокращение зависимости от экспорта углеводородов и привлечение инвестиций, оставалась последовательной, считает Нелл, многое будет зависеть от кандидата на пост председателя ЦБ, которого президент Владимир Путин должен представить на утверждение парламента в марте. Если это будет такой же «ястреб», заинтересованный в поддержании низкого уровня инфляции, тогда есть основания ожидать продолжения заявленного Путиным курса на поддержание макроэкономической стабильности: низкая инфляция — ее основа.

В ином случае возможен возврат к прежней политике монетарного стимулирования экономики, а начавшееся формироваться доверие рынков к регулятору может оказаться подорванным, заключает Нелл.

Когда базовый индекс цен, отражающий монетарное давление, стабилен, а за ускорением инфляции стоят цены на продовольствие, то и при сохранении всю весну индекса цен в 7,3% лучше не повышать ставки, а стремиться убедить, что такой уровень — временное явление и ситуация изменится, полагает Морозов. А если при том же стабильном базовом индексе цен и сохраняющихся темпах роста экономики дополнительно стимулировать ее ускорение методом смягчения процентной политики, это не столько подтолкнет экономику, сколько закрепит высокие инфляционные ожидания, продолжает Морозов. «А высокая инфляция — это более низкие темпы экономики в среднесрочной перспективе», — заключает он.

Ольга КУВШИНОВА