Фальшиво жить не запретишь

18.03.2012 07:24

Перед отзывом лицензии подделка отчетности банков стала правилом

По данным ЦБ, почти каждый банк, лишившийся лицензии за последние три года, фальсифицировал отчетность, скрывая признаки банкротства. Столь тревожные количественные данные регулятор приводит впервые. Впрочем, в целом по банковской системе ситуация не столь пессимистична, указывают эксперты. В той или иной мере к «подрисовкам» отчетности склонны многие действующие игроки. Но их цель — скорее, оптимизация выполнения нормативных требований Центробанка, а не сокрытие полного отсутствия ликвидных активов.

Свежую статистику ЦБ по фальсификации банкирами отчетности в интервью журналу «Банковское обозрение» обнародовал зампред, директор юридического департамента Банка России Сергей Голубев.

«Мы располагаем данными, что из 74 кредитных организаций, в отношении которых в период 2010—2012 годов арбитражными судами введены ликвидационные процедуры после отзыва лицензии, в 64 кредитных организациях были выявлены факты представления недостоверных отчетных данных с целью сокрытия признаков банкротства»,— сообщил он. В относительном выражении это означает, что 86% банков, лишившихся лицензий, фальсифицировали отчетность. При грубом округлении получается, что недостоверная отчетность была практически в каждом банке, лишившемся лицензии.

Сводную статистику по числу банков, в которых наблюдалась масштабная фальсификация отчетности, ЦБ за последнее время приводит впервые. Ранее представители регулятора неоднократно указывали на эту проблему, однако измеряли ее масштаб в денежном эквиваленте, что давало представление о злоупотреблениях в несколько иной плоскости. В частности, по словам представителей ЦБ, у 32 банков, лишившихся лицензий в 2010 году, капитал до отзыва лицензий составлял 34 млрд руб., однако после отзыва лицензии выяснилось, что в реальности он был отрицательным — минус 61 млрд руб. В 2011 году у восьми банков, лишившихся лицензий, в среднем недостоверных активов было по три четверти миллиарда рублей на игрока.

В совокупности ранее названные и последние приведенные представителями ЦБ данные показывают не только большой объем, но и значительную концентрацию злоупотреблений, то есть гораздо более полно характеризуют проблему.

При этом манипулируют отчетностью банкиры настолько виртуозно, что в полном масштабе ситуация с фальсификацией отчетности выявляется лишь после отзыва лицензий. В результате основания для вывода банков с рынка ЦБ, даже при наличии подозрений в существенной недостоверности отчетных данных, использует по большей части формальные. Так, как сообщил «Ъ» зампред Банка России Михаил Сухов, в 2012 году за существенную недостоверность отчетности крайней мере воздействия подверглись лишь семь из 22 лишившихся лицензий игроков. «Эти данные не идут вразрез с теми, что были озвучены в интервью, ситуация с фальсификацией отчетности по всем данным у нас достаточно плохая,— пояснил он.— Просто на этапе отзыва лицензии, не располагая доступом ко всей документации банка, доказать существенную недостоверность отчетности крайне сложно. В дальнейшем, после прихода в банк временной администрации ЦБ или конкурсного управляющего в лице АСВ, говорить о фальсификации приходится, к сожалению, в подавляющем большинстве случаев».

При этом, учитывая вступившее в силу с этого года ужесточение регулятивных подходов ЦБ, в ближайшем будущем статистика по фальсификации отчетности может оказаться еще хуже, предположил господин Сухов. Он напомнил, что последние изменения в нормативные акты ЦБ обязывают банки формировать 100-процентные резервы по активам, доказательств наличия которых банк не предоставил. При невыполнении этой обязанности отчетность банка, согласно нововведениям регулятора, будет автоматически считаться недостоверной. Впрочем, ухудшение статистики не будет означать ухудшения реальной ситуации с фальсификацией данных. «Недобросовестные банкиры как воровали, так и воруют»,— говорит господин Сухов. При этом, отмечает он, добросовестные представители банковского сообщества составляют большинство.

Приведенную представителями ЦБ статистику фальсификации отчетности по банкам, лишенным лицензий, было бы неправильно распространять на всю банковскую систему, согласны участники рынка и эксперты. «Абсолютно добросовестные банкиры в нашей банковской системе вряд ли в большинстве, но случаев фальсификации отчетности, скрывающей худшее — признаки банкротства банка, в целом по банковской системе, конечно, совсем не 86%,— рассуждает гендиректор ЦЭА «Интерфакс» Михаил Матовников.— Фальсификация отчетности перед отзывом лицензии — это последний шанс банкиров отсрочить кончину своего бизнеса, отсюда такая глубина и масштаб злоупотреблений». В банках, не находящихся на грани отзыва, «дорисовка» отчетности может встречаться достаточно часто, продолжает он, но это, скорее, относительно безобидный способ, оптимизировать выполнение некоторых требований регулятора, например, кредитование связанных сторон, а не попытка скрыть отсутствие ликвидных активов.

Впрочем, по мнению господина Матовникова, ответственность за фальсификацию отчетности, введение которой обсуждается уже несколько лет, должна быть единой во всех случаях. Как сообщал «Ъ» 27 ноября 2012 года, финальная, согласованная всеми профильными ведомствами (Минфин, Минэкономики, ЦБ, Агентство по страхованию вкладов (АСВ) и МВД) версия поправок к Уголовному кодексу предусматривает для руководителей банков и лиц, ответственных за подделку финансовой отчетности, штраф в размере 300—700 тыс. руб., ограничение свободы до трех лет или, в худшем случае, лишение свободы на срок до четырех лет. Если они будут приняты, банкирам придется существенно переоценить риски, сопряженные как с масштабной, так и с относительно умеренной фальсификацией отчетности, считают эксперты.

Светлана ДЕМЕНТЬЕВА