Евробондиана продолжается

21.10.2012 08:36

Минфин все же намерен обложить выплаты по еврооблигациям налогом

Минфин подготовил свое решение отложенной до 2014 года проблемы взимания налога с еврооблигаций, выпускаемых крупнейшими российскими корпорациями. Ведомство предлагает брать налог с держателей бондов на основании информации об их юрисдикции, получаемой из центрального депозитария. Однако заемщики убеждены, что на практике взять налог с зарубежных владельцев бондов не получится и бремя его выплаты ляжет на самих эмитентов. Сбербанк и РЖД заявляют о том, что инициатива Минфина приведет к удорожанию заимствований, в ЦБ убеждены, что она ограничит приток иностранного капитала в Россию.

О подготовке законопроекта по налогообложению выплат по еврооблигациям вчера сообщил замглавы Минфина Сергей Шаталов. По его словам, документ уже практически готов: «Вся работа имеет шанс быть завершенной в марте».

Напомним, проблема неожиданно возникла более года назад — в январе 2012 года после письма Сергея Шаталова, в котором он обещал начать взимать налог на прибыль с процентов, выплачиваемых в адрес держателей еврооблигаций. Однако позже Минфин дал задний ход, и летом 2012 года Госдума приняла компромиссные поправки к Налоговому кодексу — выпущенные до 1 января 2014 года бонды освобождаются от налогообложения, вопрос о налогах на последующие выпуски будет решен позднее.

Вчера Сергей Шаталов объяснил — как именно. Предполагается, что недавно созданный центральный депозитарий будет раскрывать информацию о количестве держателей евробондов, приписанных к той или иной налоговой юрисдикции. В этом ему помогут крупнейшие международные депозитарии Euroclear и Clearstream. Переговоры с этими организациями по этому поводу уже проведены. Речь, по словам Сергея Шаталова, идет не о детализированной информации, а лишь о том, какая доля получателей дохода находится в той или иной юрисдикции. Эта информация необходима налоговикам потому, что в соглашениях РФ об избежании двойного налогообложения с разными странами зафиксированы разные ставки налога на проценты — 0%, 5%, 10% или 15%. Если информации о юрисдикции не будет, проценты будут облагаться по полной ставке налога на прибыль в 20%.

Эти предложения Минфина уже подверглись критике корпораций. Зампред правления Сбербанка Белла Златкис заявила, что на практике собирать налог на проценты с зарубежных владельцев бондов российские налоговики не смогут и бремя его выплаты ляжет на эмитентов, поскольку они являются налоговыми агентами. «Ни Euroclear, ни мы сами не можем идентифицировать того владельца, который на самом деле должен был быть плательщиком налога»,— сказала Белла Златкис. В результате, по ее словам, вырастет стоимость заимствований — если бы налогообложение действовало сейчас, процентная ставка по самым распространенным заимствованиям Сбербанка в долларах США увеличилась бы с 6,1% до 7,6% годовых. По словам вице-президента ОАО РЖД Анатолия Мещерякова, стоимость заимствований в конечном итоге будет переложена на тарифы компании: «По нашим подсчетам, это приведет к увеличению тарифа на 0,4—0,5 процентного пункта». Представитель РЖД предложил отложить этот вопрос, пока его решение не будет отработано в рамках G20. Примечательно, что с ним согласился и зампред Банка России Сергей Швецов. По его мнению, в случае, если предложения Минфина будут реализованы, налогообложение станет ограничивать приток иностранного капитала в РФ.

Кто может пострадать от планов Минфина

Крупнейшие российские заемщики (среди которых «Газпром», Сбербанк, ВТБ) выпускают еврооблигации через созданные за рубежом специальные юридические лица (SPV), через которые потом выплачиваются проценты держателям этих бумаг. SPV создаются в странах, с которыми у РФ есть соглашения об избежании двойного налогообложения (как правило, в Ирландии, Люксембурге и Нидерландах), так что эти выплаты раньше налогом не облагались. Однако Минфин захотел ситуацию изменить и заявил, что SPV — не фактические получатели дохода, а посредники и поэтому освобождение от налога им не положено. Пересмотр действовавших в течение десяти лет правил вызвал переполох у заемщиков. Объяснялось это высокой ценой вопроса — компаниям грозило $600 млн налоговых доначислений по уже выпущенным евробондам (эти облигации составляют четверть от всех корпоративных заимствований, порядка $120 млрд).

Вадим ВИСЛОГУЗОВ