Экс-глава FDIC Шейла Бэйр: «Мы до сих пор не знаем, какую опасность таят в себе портфели деривативов»

11.06.2011 20:52

Банки Уолл-стрит должны осознать необходимость добровольного расчленения для упрощения структуры и отделения традиционного банкинга от рисковых подразделений, считает экс-глава Федеральной корпорации по страхованию вкладов (FDIC) США Шейла БЭЙР. В интервью Handelsblatt она призывает компании Уолл-стрит не предаваться эйфории на фоне хороших квартальных результатов.

— Г-жа Бэйр, вы боретесь за ужесточение банковского регулирования. Между тем финансовые институты Уолл-стрит опять рапортуют о рекордных показателях прибыли. Разве это не означает, что все снова в полном порядке?

— Никоим образом.

Понятие рентабельности нельзя путать со стабильностью. В конце концов, ведь и накануне финансового кризиса банки буквально гребли деньги лопатой.

— Рекордная прибыль банков объясняется новым бумом на рынке ипотеки. Означает ли это появление нового пузыря?

— Крупным банкам выгодно, что ФРС США сохраняет низкую процентную ставку, поэтому многие домовладельцы перекредитовываются на выгодных условиях. В принципе этот бизнес особых рисков не таит. Но ведь ФРС не может бесконечно держать процентную ставку почти на нулевом уровне. Значит, когда-нибудь бум рефинансирования завершится. Кроме того, банкам тогда придется иметь дело с рисками, которые связаны с изменением процентной ставки.

— В своей новой книге вы утверждаете, что спасение в 2008 году Уолл-стрит было ошибкой. Более того, вы полагаете, что весной 2008 года следовало дать возможность разориться инвестиционному банку Bear Stearns. Почему?

— В тот момент кризис еще не наступил, а банк этот был сравнительно небольшим, и поэтому по меньшей мере не очевидно, что его крах мог подорвать всю финансовую систему. Спасение же Bear Stearns только ухудшило общую ситуацию. Lehman Brothers воспринял это как сигнал того, что банку не следует заниматься своими проблемами и рисками. Менеджмент Lehman Brothers поставил на то, что в случае чрезвычайной ситуации на помощь ему придет государство. Ну а затем наступило банкротство.

— Сейчас Уолл-стрит находится в лучшем, чем тогда, состоянии?

— Банки по-прежнему слишком громоздки. У нас до сих пор нет полного понимания рисков, которые таятся в портфелях с деривативами.

— Значит, банки нужно разделить?

— Закон Додда — Франка предоставляет регуляторам такую возможность. В принципе он обязывает их расчленить банк или уменьшить его размеры в том случае, если данный институт не в состоянии доказать, что в случае кризиса он может быть закрыт без всяких проблем. На мой взгляд, многим банкам доказать это очень трудно.

— Кого вы имеете в виду?

— В первую очередь, конечно, крупные коммерческие банки, активно работающие на рынке деривативов. Акционерам и членам советов директоров следует подумать на тему их разделения. Биржевая стоимость многих институтов меньше, чем суммарная цена их отдельных подразделений. Поэтому было бы выгодно расчленить такие банки. Кстати, всегда лучше, когда инициатива по разделению фирмы исходит от ее акционеров, а не от надзорного органа.

— Что должны сделать регуляторы?

— Как минимум подвигнуть банки к упрощению их структуры. Необходимо, чтобы стало легче изолировать традиционный банкинг от других подразделений. Это помогло бы менеджменту некоторых банков понимать свой институт по-настоящему.

— Ждут ли США подобные изменения?

— Это зависит от того, каких регуляторов пригласит новое правительство.

— Каким образом можно сделать банки более надежными?

— Банки всегда найдут способ обойти правила и запреты, а потом вдруг презентуют убытки. Поэтому толстая подушка резервного капитала — это главное условие для того, чтобы банк был в состоянии пережить крупные потери. И чем крупнее банк, тем толще должна быть эта подушка. Ну а поскольку собственный капитал — удовольствие дорогое, то и особого интереса его наращивать у институтов нет. И напротив, интересно поразмышлять на тему разделения банка по собственной инициативе.

— Что вы думаете по поводу внезапного ухода со своего поста главы Citigroup Викрама Пандита?

— Решение о его отставке было правильным. На мой взгляд, он с самого начала не обладал необходимой для руководства крупным коммерческим банком квалификацией. Раньше ему принадлежал хедж-фонд, который он продал Citi и который был вскоре закрыт. Новый же глава этого института располагает очень большим опытом банкира.

— Как вы оцениваете положение дел в банковском секторе Европы?

— Ситуация в европейских банках вызывает озабоченность. Они слишком много работают с заемным капиталом. Кроме того, европейские регуляторы предоставляют банкам слишком большие свободы в плане того, что рассматривается как подстилка резервного капитала.

— Чем объяснить такое поведение европейских регуляторов?

— Не знаю. В прошлом более низкими требованиями к достаточности собственного капитала отличались по сравнению с зарубежными коллегами регуляторы из Германии и Франции. Я объясняю это тем, что в отличие от других стран они имели достаточно сильные правитель­ства для того, чтобы при необходимости защитить свои банки. Полагаю, что у налогоплательщиков Европы вполне есть повод для беспокойства.

— Как вы относитесь к европей­ской идее о введении налога на финансовые транзакции?

— Великолепно. Это приведет к удорожанию краткосрочных спекуляций. Кроме того, соберутся деньги, с помощью которых в кризисной ситуации можно будет профинансировать закрытие какого-нибудь банка. Таким образом, создается еще одна полоса обороны в защите интересов налогоплательщика. Поэтому я надеюсь, что налог этот в Европе будет введен.

— Последуют ли США этому примеру?

— Надеюсь, что наше следующее правительство проявит по отношению к этой идее большую открытость. А то нынешний министр финансов Тимоти Гайтнер встретил ее в штыки.

— Он слишком близок к Уолл-стрит?

— Тимоти Гайтнер действует из самых честных побуждений. Для него стабильность финансовых рынков означает в первую очередь рентабельность и стабильность крупных банков.

— Вы являетесь автором уже двух книг для детей. А какой могла бы быть детская книжка на тему финансового кризиса?

— Написать такую книгу, пожалуй, действительно серьезный вызов. Но я должна сделать это. Книга будет просто кишеть от немыслимого числа пройдох разного рода. Будет в ней и много людей, полных добрых намерений, но которые совершают абсолютно неправильные поступки.

Шейле Бэйр 58 лет. До 2011 года она в течение пяти лет возглавляла надзорное ведомство FDIC. Она является последовательным противником спасения попавших в трудное финансовое положение институтов за счет государственной казны. В настоящее время Шейла Бэйр работает в одном из аналитических центров Вашингтона и является одним из самых влиятельных в США критиков положения дел в банковском секторе.

Handelsblatt, перевод Александра ПОЛОЦКОГО