Джентльмен и хулиган

12.03.2013 08:18

Владелец влиятельных английских газет банкир Александр Лебедев не хочет уходить по-английски. Хотя он под следствием и по возможности распродает свой бизнес, главное его желание — остаться в России и быть полезным власти.

За столом секретаря в приемной Александра Лебедева в Национальном резервном банке — мужчина с внешностью отставного военного. Секретарь встречает гостей настороженно, чай не предлагает, предлагает ждать. Действительно, тут не до любезностей. Первые полгода в банке продолжались обыски (официально — проверки), еще примерно столько же — суды, где НРБ безрезультатно пытался доказать незаконность проверок и необоснованность сделанных выводов.

С самим Александром Лебедевым я встречалась пять лет назад. Это был барин, фрондер, вокруг охрана, собеседника в упор не видит. Человек, встречающий меня в кабинете,— полная тому противоположность: тих, задумчив и предельно внимателен. В углу кабинета свалены в кучу шаманские маски, африканские копья и деревянные фигуры. «Люблю путешествовать,— проследив мой взгляд, объясняет Лебедев.— Хотел в Северную Корею съездить, но поостерегся. А ну как «доброжелатели» из игорной мафии мне понятно что в аэропорту в карман подложат?» И уточняет с избыточными для легкой беседы о путешествиях подробностями: «С точки зрения СКР у меня подписка о невыезде, хотя я ее не подписывал в соответствии с Токийскими правилами ООН 1990 года, которые Россия ратифицировала…»

Следующие полтора часа во мне крепнет убеждение, что говорит он здесь не со мной, а с некими могущественными силами, которые в состоянии оценить, что в своих бедах он винит какую-то «игорную мафию» и никого другого, что вот не едет же никуда, хотя подписку и не подписывал, и вообще исполнен лояльности и конструктива. И от этого даже взгрустнулось мне о том пятилетней давности барине.

Три удара по имиджу России

Кто бы мог подумать, что всеми этими неприятностями (подписка, расследование) обернутся для Лебедева три коротких удара в голову бизнесмена Сергея Полонского в прямом эфире передачи «НТВшники» год назад. У Лебедева с Полонским тогда было много общего: оба имели успехи скорее медийные, чем по бизнесу, и оба уже успели заявить, что готовы перестать быть бизнесменами. В связи с этим всерьез теледраку никто вроде бы и не воспринял, а нынешний вице-премьер Дмитрий Рогозин (тогда он был спецпредставителем президента в НАТО) даже высказался в том духе, что Лебедев — «мужик и бил за дело». Но почему-то драка привлекла внимание Владимира Путина, и он был не расположен шутить, а с ходу назвал случившееся хулиганством. Сергей Полонский написал жалобу в Следственный комитет (СКР), отметив, что Лебедев применил «спецподготовку и навыки ведения боевых единоборств», перед ударом разминая пальцы), а заодно подал иск в Лондонский суд.

Шансов на то, что дело будет принято к рассмотрению в Лондоне, немного, а вот в России ему дали неожиданно полный ход. Не так давно следователи предъявили Александру Лебедеву обвинение по той же статье, по какой отбывают наказание девушки из Pussy Riot. За грубое хулиганство, «выражающее явное неуважение к обществу и совершенное по мотивам политической ненависти», ему грозит до семи лет лишения свободы. «Если меня посадят, это, конечно, не конец жизни, но приятного мало. У меня все-таки дети малолетние… И это странно, согласитесь,— апеллирует ко мне Лебедев.— В нашей стране сотни тысяч подобных историй до суда не доходят, а тут дело мало того что возбудили, передали в управление по особо важным делам «о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики». Вроде как я враг государства, который нанес ущерб имиджу России».

Ссора разведчиков

Александр Лебедев старательно отрицает версию, что все эти неприятности происходят по прямому указу сверху: «Да кому я сдался, я что, шпион?» Вообще-то еще недавно, по словам знакомых с ним банкиров, Лебедев любил напустить тумана относительно своего шпионского прошлого, намекал, что часть информации для Wikileaks Джулиан Ассанж получал от его людей. В начале 2000-х, после прихода Владимира Путина к власти, Лебедев также любил сообщить знакомым, что у кого-кого, а у него-то уж проблем с бизнесом теперь не будет. Все-таки начинал карьеру будущий банкир в посольстве СССР в Лондоне, где работал с 1987 по 1991 год будучи в рядах Первого главного управления КГБ (внешняя разведка).

С тех пор многое изменилось. Многие считают точкой невозврата 2007 год, когда газета «Московский корреспондент», принадлежащая в то время Александру Лебедеву, опубликовала злополучную заметку о якобы предстоящей свадьбе Владимира Путина с гимнасткой Алиной Кабаевой. Путин отреагировал на публикацию знаменитым высказыванием о «сопливых носах», сующихся в его личную жизнь, газета вскоре была закрыта, а сам Лебедев в интервью журналу GQ сообщил, что заметка в его издании была провокацией со стороны почему-то Юрия Лужкова. Однако с тех пор первые лица государства стали для Лебедева недоступны. «Я чувствую, что в некой опале. Скорее всего, из-за недоразумений и наветов. Пробую прояснить ситуацию».

Нельзя сказать, что, пока попытки «прояснить ситуацию» одна за другой терпят неудачу, Александр Лебедев только и делает, что пытается потрафить власти. Нет, он ее критиковал, поддерживал Pussy Riot (морально), Алексея Навального (деньгами). Последнего даже провел в совет директоров «Аэрофлота». Все это, говорит, не со зла. Дескать, Навальному в фонд перевел всего-то полмиллиона рублей, никаких самостоятельных общественно-политических проектов не делаю. «Присутствие Алексея Навального в совете директоров «Аэрофлота», как я полагал, будет воспринято позитивно, так как это инструмент контроля. Условно он и есть один из инструментов предотвращения хищений — таких, какие вскрыты в Минобороны, АТЭС, в ГЛОНАСС и госкомпаниях. Но, видимо, меня не поняли — его считают политиком»,— огорчается Лебедев.

Тем не менее, верит он, власть ничего плохого ему желать не может. Истинные враги Лебедева, как он знает,— другие. В рядах недоброжелателей — десятки влиятельных людей. Кого-то из них он задел, участвуя в разработке закона об ограничении игорного бизнеса (дело, правда, давно было — в 2007 году), кому-то не понравились поправки в УК об ужесточении различных наказаний (например, за мошенничество в банковской сфере), а также расследования вывода денег за рубеж из разного рода коммерческих структур, проводимые лично им и «Новой газетой».

«Они и спонсируют постоянную прослушку, слежку, угрозы и вбросы клеветнической информации в СМИ,— рассказывает Александр Лебедев о своих детективных буднях.— На меня заточены целые бригады подрядчиков-агентов с неограниченными бюджетами и техническими возможностями». Бригады подрядчиков, считает он, распространили слухи о поддержке Лебедевым националистов. Сначала об этом заявили активисты нескольких общественных организаций на Украине, обвинив его в помощи националистической партии «Свобода», затем, в начале ноября, на «Русском марше» в Москве появилась группа людей с плакатами «Лебедев — наш мэр».

«Очевидно, осваиваются большие бюджеты, выделенные на мою дискредитацию,— жалуется он. Выстоять можно только при большом везении или если власть вмешается». А она не вмешивается. «Раньше они за меня переживали и даже предлагали выделить охрану, а сейчас просто молча одобряют происходящее»,— сокрушается Лебедев.

Смена амплуа

Свой бизнес последние несколько лет Александр Лебедев пытается продать. Может показаться, что делает он это, потому что мысленно уже сдался в неравном бою со злобными силами. Однако он это опровергает: «Я хочу покинуть бизнес не из-за плохого климата, а чтобы сменить амплуа. Хочу, чтобы меня воспринимали как издателя и обозревателя газеты». Пожалуй, в это можно поверить, поскольку ни одного удачного бизнес-проекта у Лебедева за последние годы не было, а как издатель и обозреватель он еще вполне может преуспеть.

Продать удалось пока только 49% акций авиакомпании Red Wings — одного из многих проектов принадлежащей ему Национальной резервной корпорации (НРК). Несколько раз срывавшиеся переговоры с неким кипрским офшором наконец-то завершились осенью подписанием договора. Что это за офшор, Лебедев раскрывать не стал. «Есть интересанты, которые считают, что у компании есть перспективы»,— интриговал он, объявив о сделке. Но на авиарынке считают, что интригует он потому, что интересантов как раз таки нет: компания владеет самолетами Ту-204-100, которые уже давно не производятся, чистый убыток в этом году ожидается на уровне $5 млн. Александр Лебедев, в общем, признает, что мифическому покупателю пакета акций он еще и доплатит: сумма сделки оценивается примерно в 0,25% оборота, да еще минус долги.

Оставшиеся акции Red Wings бизнесмен тоже мечтает в скором времени как-то реализовать. «Пожертвую 10% акций администрации Кировской области, чьим депутатом являюсь,— делится Александр Лебедев.— При хороших раскладах 100—200 млн руб. им не повредит». Учитывая $5 млн убытка по Red Wings, подарок сложно назвать щедрым. В парке у компании — только упомянутые Ту-204, лизингодателем выступает «Ильюшин Финанс Ко», блокпакет которой Лебедев тоже хочет продать еще с прошлого года. Изначально перспективная доля в «Ильюшин Финанс Ко», приобретенная с оглядкой на Путина, желавшего поддержать отечественный авиапром, стала никому не нужна после того, как внимание государства переключилось на самолеты Superjet. В прошлом году приобретать 25,8% акций Лебедева отказался Внешэкономбанк, зато в ходе переговоров банк вынудил его продать часть пакета «Аэрофлота». Еще недавно бизнесмен имел в распоряжении почти 26% акций главного российского авиаперевозчика, потом уменьшил пакет до 15%, а сейчас у него осталось всего 4,9%.

По оценке журнала Forbes, за последний год Александр Лебедев потерял половину состояния: с 45-го места в списке миллиардеров в 2011 году ($2,1 млрд) он сполз на 89-е в 2012-м ($1,1 млрд). Во многом этому способствовали менеджеры. У Лебедева не было практически ни одного проекта, где он в конце концов не обнаружил бы растраты. Глава НРК Анатолий Данилицкий тайно профинансировал фильм «Параграф 78», потратив $4 млн. Директор принадлежащей НРК Национальной жилищной корпорации Владимир Манаенков одобрил покупку лесопилки за невиданные для этого рынка $10 млн. Со скандалом «за неэффективность и растраты» был уволен директор Red Wings Константин Тетерин. А менеджеры НРБ, по словам Лебедева, и вовсе просто присвоили себе лишние $3,5 млн. «Это мои кадровые ошибки,— уточняет Лебедев.— Да и по сравнению с зарубежным мошенничеством, российские сотрудники поступили еще не так плохо. На Западе действуют совсем уже изощренные механизмы воровства».

Здесь речь идет о мошенничестве менеджмента немецкого авиапроекта Blue Wings. Лебедев купил компанию в 2006 году, а уже через три года у перевозчика была отозвана лицензия на полеты в Европе из-за отсутствия доказательств финансовой состоятельности. Лебедев обвинил в мошенничестве топ-менеджера перевозчика Йохана Хельвига, который, по его словам, при участии топ-менеджмента НРК и других российских компаний выводил огромные средства и довел Blue Wings до банкротства. Тот, в свою очередь, обвинил в случившемся российского бизнесмена, который, дескать, задерживал финансирование авиакомпании. Лебедев жаловался и Владимиру Путину, и Ангеле Меркель, и в дюссельдорфскую прокуратуру, но в итоге был вынужден закрыть проект, потеряв в нем около €80 млн.

Среди нереализуемых крупных активов остается, конечно, и Национальный резервный банк, в последнее время подвергавшийся проверкам и Центробанка, и ФСБ. В результате начался существенный отток вкладов физических лиц, остановить который удалось только к октябрю этого года. Тем не менее за последние два года по причине убыточности были закрыты отделения банка в Самаре, Саратове, Челябинске, Тюмени, Екатеринбурге и Красноярске. На очереди решения о закрытии еще нескольких филиалов. Александр Лебедев называет это «оптимизацией расходов», в рамках которой также будут выставлены на продажу некоторые недвижимые активы банка, как то здание на Петровском бульваре в Москве, здания в Санкт-Петербурге, Воронеже, Сочи и московский офис на проспекте 60-летия Октября, где мы и беседуем.

«Я планирую остаться в России и попытаться сделать еще много полезного,— говорит Александр Лебедев.— Например, помочь государству в борьбе с коррупцией, если его здоровая часть всерьез за это взялась». Глядя мне прямо в глаза, Лебедев словно наговаривает месседж кому-то другому, как на автоответчик.

Если не считать неудачи с Blue Wings, за границей у Лебедева, вообще-то, все не так плохо. У него есть гостиничный бизнес в Германии, кое-какие активы на Украине, но самое главное — он владеет влиятельными изданиями The Independent и The Evening Standard в Лондоне, благодаря чему вхож в высшее общество и вполне им обласкан. The Evening Standard в этом году даже зафиксировала прибыль — впервые за десять лет. Но Лебедев недаром столько лет занимался разведкой. Золото партии превращается в черепки в тот момент, когда она уходит со сцены, и Александр Лебедев постарается с российской сцены не исчезать, оставаясь хотя бы скромным колумнистом в своей газете.

Анна ВАСИЛЬЕВА

см.  Национальный Резервный Банк на Allbanks.ru