Должников теперь и в гробу достанут

06.01.2013 19:22

По закону о банкротстве физлиц спросят даже с почивших

Ко второму чтению законопроект о банкротстве физлиц придется серьезно доработать. Это признаёт и один из авторов документа, замминистра экономического развития Олег Фомичёв. Пока остаются нерешёнными вопросы, касающиеся смерти должника, единственного жилья, которое нельзя конфисковать (даже если это особняк на Рублёвке), и малоимущих матерей-одиночек. Самих же должников беспокоит «телефонный терроризм» со стороны кредиторов. Все эти вопросы, по словам Олега Фомичёва, будут решены лишь к апрелю 2013 года.

Одним из самых больших камней преткновения в проекте закона о банкротстве физлиц является смерть должника.

Авторы документа до сих пор не понимают, как действовать в этом случае. Если у заёмщика есть наследники, то понятно, что долг перейдёт к ним. Однако обязан ли должник ставить в известность своих наследников о наличии долга? Согласно Гражданскому кодексу (ГК), это делать надо, потому что если наследник не поставлен в известность о наличии займа до принятия наследства, то он этот долг может не платить. В настоящее время при оформлении кредита банки требуют согласия супруга или супруги, но не получится ли так, что после принятия закона о банкротстве физлиц банки начнут требовать того же самого и от наследников? Ведь тогда должнику придется оповещать о кредите всех своих родственников, что не всегда удобно.

Особая ситуация возникает, когда человек одинок и наследников нет, либо они неизвестны. Непонятно, как банки будут выдавать кредиты одиноким людям и под какие проценты. Если займы выдаваться не будут, либо проценты будут повышены, то возникает закономерный вопрос о дискриминации целой группы населения по не совсем понятным основаниям.

Ещё одна непонятная ситуация, когда единственными наследниками должника являются несовершеннолетние дети. Будут ли банки требовать с них возврата кредита? Вероятно, следует внести в закон положение, по которому будут замораживаться требования банка до совершеннолетия наследника.

Сейчас, согласно закону, нельзя продавать единственную жилплощадь заёмщика в счёт долга, даже если это трёхэтажный особняк. Однако, вероятно, вскоре эта ситуация будет пересмотрена. «Что считать единственным жильём? Дом на Рублёвке?» — задался вопросом Фомичев. Замминистра дал понять, что если у человека жильё единственное, но элитное, то его вполне можно продать и купить меньшее, чтобы расплатиться по долгам.

Также есть идея предоставлять отсрочки по кредиту (и по банкротству) для матерей-одиночек. Это делается в силу их социальной незащищённости. Однако банки на это вряд ли пойдут. Ведь тогда все женщины-должники разведутся с мужьями и начнут просить отсрочку. А у Минэкономразвития пока четкой позиции по этому поводу нет, заявил Фомичёв.

Самих должников беспокоит так называемый телефонный терроризм со стороны кредиторов. К нему прибегают очень многие банки при возникновении просрочки. Если банкротство есть, то она перед этим очевидно была. «Если закон, как утверждают его авторы, призван ввести отношения должника-банкрота и кредитора в правовое русло, то почему в законопроекте никак не отрегулирован этот вопрос?», — возмущается один из должников, опрошенный корреспондентом «МК». Заёмщики полагают, что закон должен запретить кредиторам звонить должнику чаще, чем раз в три дня. А также запретить беспокоить его в ночное время (с 22:00 до 8:00 утра), в выходные и в праздничные дни. Опыт показывает, что получить звонок от банка в 7 утра в воскресенье — обычное явление.

Инна ГРИГОРЬЕВА