Должники как судимые

17.09.2010 14:50

Возможность объявить себя банкротом будут использовать недобросовестные заемщики, чтобы не платить по кредитам. Такова реакция многих банкиров на законопроект о банкротстве физлиц, который после многолетних обсуждений наконец был принят вчера Госдумой в первом чтении. Несмотря на недовольство банков, уже окрестивших документ «продолжниковским», правительство предусмотрело для заемщиков довольно щадящую процедуру выхода из долговой ямы: при наличии задолженности не менее 50 тысяч рублей любой гражданин может подать заявление в арбитражный суд о признании себя банкротом и после рассмотрения судом получить план реструктуризации на срок до пяти лет. В этот период пени и штрафы не начисляются.

Банковское лобби уже работает над тем, чтобы ко второму чтению законопроект существенно изменить. Есть, например, предложение по увеличению порога для начала процедуры банкротства.

Сбербанк, в частности, хочет поднять его с 50 тысяч до 1 млн рублей. В Комитете по собственности (ответственный за прохождение законопроекта) считают, что повысить планку можно, но только до 100 тысяч рублей. По мнению председателя комитета Сергея Гаврилова, «это целесообразно с учетом инфляционных процессов». Интересно, а вот если инфляция заметно ускорится, то минимальную сумму для банкротства нужно индексировать следом за приростом цен? Так ведь и до миллиона дойти можно.

Еще одно предложение банкиров, которое понравилось комитету, — уточнить, какое жилье не может быть взыскано в счет уплаты долга. Согласно законопроекту, из конкурсной массы исключается жилье, если оно у гражданина-должника единственное пригодное для жилья. Сергей Гаврилов считает, что владельца элитной недвижимости нужно законодательно стимулировать ее продать, купить более дешевое жилье и расплатиться с кредитором. Поэтому ко второму чтению законопроект планируется дополнить нормой о том, что «правило исключения единственного жилья из конкурсной массы не распространяется на жилье, площадь которого существенно превышает установленную жилищным законодательством Российской Федерации учетную норму площади жилого помещения».

Но это, пожалуй, не самые страшные для должников изменения, которыми может быть дополнен законопроект. Без повышения минимальной суммы, видимо, не обойтись, ведь дела о банкротстве физлиц будут рассматривать арбитражные суды, которые в настоящий момент не готовы к такому количеству дел. «Также нужно определить, какое жилье является пригодным для проживания, чтобы были выработаны стандарты и критерии, особенно в тех случаях, если у должника есть несколько жилых помещений», — считает партнер юридической группы «Яковлев и партнеры» Игорь Дубов.

Самое интересное впереди. Как сделать так, чтобы заемщику вообще не захотелось себя банкротить? Банкиры знают ответ — омрачить его существование даже после окончания процедуры банкротства. По аналогии с судимостью, которая ложится пятном позора на провинившегося до конца его жизни. В предложениях комитета ко второму чтению можно найти запрет на выезд должника за пределы РФ во время исполнения плана реструктуризации, отсрочку требований кредиторов к женщинам до достижения ее детям трех лет. Последнее предложение, несмотря на то что направлено на облегчение участи должника, особенно напоминает норму Уголовного кодекса, который также предоставляет отсрочку, если ребенку еще нет 14 лет.

Банкиры настроены еще более радикально и предлагают лишить граждан, которые прошли процедуру банкротства, права замещать должности госслужбы, должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров и осуществлять управление юридическим лицом. Кроме того, они хотят увеличить срок, в течение которого гражданин не вправе регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, до пяти лет с момента банкротства (в законопроекте указан один год). Такие ограничения содержатся в предложениях Сбербанка. По мнению юристов, это уже за гранью. «Одно дело, когда мы говорим о преднамеренном банкротстве, другое — это стечение обстоятельств, которые привели к банкротству, — например, человек потерял работу, и лишать его права занимать должности, наверное, было бы не совсем справедливо», — считает Дубов.

Минэкономразвития — разработчик законопроекта — пока не реагирует на предложения депутатов и банкиров, нейтрально говоря, что «проработает все замечания». На протяжении нескольких лет, пока законопроект готовился, ведомство отбило большинство попыток банковских лоббистов повернуть его в свою сторону. Но состав сотрудников Минэкономразвития, занимавшихся этим документом, сильно изменился после назначения нового правительства. Реакция новых чиновников на предложения банкиров менее предсказуема, особенно сейчас, когда заметные усилия по лоббированию интересов кредиторов предпринимает Сбербанк. Так что прежней уверенности, что примут закон, который действительно поможет гражданам выходить из трудной ситуации, уже нет.

Татьяна АЛЕШКИНА