Доля экономики: половина под государством

04.03.2011 01:16

Доля компаний, контролируемых государством, в российской экономике постоянно увеличивается и, по оценке экспертов, уже приблизилась к 50%. Президент страны в своем указе о долгосрочной экономической политике в мае нынешнего года пообещал принять меры, сдерживающие расширение госсектора. Но пока все попытки ограничить аппетиты менеджеров госпредприятий безрезультатны, программа приватизации буксует, а самое главное — непонятна эффективность ее реализации.

В нефтедобывающей отрасли, которая является одним из опорных секторов нашей экономики, государство в конце 1990-х гг. контролировало около 10% компаний. Сегодня доля предприятий, подконтрольных державе, по расчетам руководителя аналитического отдела BNP Paribas Юлии Цепляевой, в нефтедобыче равняется 45%.

В банковском секторе государственные кредитные учреждения составляют 49%, в структуре транспортной отрасли госкомпании занимают 73%.
Ученые Института экономической политики им. Е. Гайдара подсчитали долю госсектора по базе крупнейших российских компаний «Эксперт-400». В 2006 г. она составляла 38%, а через два года превысила 40%. Мировой экономический кризис активизировал процесс огосударствления нашей экономики, и сейчас госсектор, по сведениям Минэкономразвития, достиг 50% (для сравнения: в мире в среднем — 30%).

Разрастание доли государства в экономике очень удобно чиновникам, поскольку позволяет им почти бесконтрольно распоряжаться огромными финансовыми потоками. Зачастую с легкой руки госслужащих деньги направляются на цели, весьма далекие от профильной деятельности госкомпаний, например, строительство олимпийских объектов или подготовку саммита АТЭС.

Официальная позиция руководства страны предполагает снижение доли государства в структуре российской экономики. Президент страны Владимир Путин в своем указе от 7 мая 2012 г. потребовал от правительства принять меры, нацеленные на сокращение госсектора до 1 ноября текущего года.

В начале ноября премьер подписал постановление, в соответствии с которым «дочки» госкомпаний с октября 2013 г. не смогут приобретать новые активы без одобрения правительства. Согласовывать придется покупки на сумму не менее 15% балансовой стоимости активов самих «дочерних» фирм. Такие сделки будет утверждать совет директоров материнской компании, поэтому потребуется разрешительная директива от главы кабинета министров или вице-премьера. Для получения директивы придется похлопотать и подготовить пояснительную записку с обоснованием необходимости этой сделки.

Немногим ранее правительство рассмотрело на своем заседании выполнение прогнозного плана приватизации федерального имущества на 2011—2013 гг. и поручило МЭР до 1 декабря представить план подготовки «дорожных карт» приватизации госпакетов акций. По подсчетам министерства, в 2013 г. выручка от наиболее вероятных сделок по продаже крупных госпакетов может составить 260—270 млрд руб. А с настоящего момента до 2016 г. включительно от приватизации государственных активов бюджет получит 3,128 трлн руб.

Между тем эксперты выражают серьезные сомнения в эффективности так называемой второй волны приватизации. «В рыночной экономике процессы приватизации являются нормальными, — подчеркнул на пресс-конференции в РИА „Новости» директор Института народнохозяйственного прогнозирования, академик РАН Виктор Ивантер. — Самое главное, чтобы они не носили идеологический характер. Первая волна приватизации была неудачной. В ее процессе мы не получили эффективного собственника».

«Если взять ТЭК, то при советской власти мы имели коэффициент извлечения нефти из недр около 40%. В то время как в мире этот показатель составлял порядка 50%. Сейчас коэффициент извлечения нефти равняется 35% по самым оптимистичным оценкам», — привел пример В. Ивантер.

Сегодня самая главная задача приватизации, по словам г-на Ивантера, заключается в том, чтобы добиться повышения эффективности продаваемых частным собственникам компаний. «Нужно иметь хотя бы приблизительную методику приватизации, чтобы понимать, что надо продавать, а что нет. Сейчас мы имеем информацию о том, какой доход бюджет получит от продажи государственного имущества. Но возникает вопрос: а что мы потеряем в результате приватизации, что мы имеем сейчас от этого имущества? Проще говоря, необходимо четко представлять себе, какие будут доходы и какие потери. Нужен баланс, который показывает, что для российской экономики что-то улучшается», — заключил академик РАН.

Дмитрий РОДИОНОВ