Долги спишут частично

03.04.2012 04:12

Долгожданный законопроект о банкротстве физических лиц наконец добрался до Госдумы — рассмотрение документа во втором чтении намечено в парламенте на середину ноября. Минэкономразвития надеется, что депутаты уже в осеннюю сессию примут комплекс поправок в закон о банкротстве, другие акты в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника. Однако разработчик не ожидает после принятия резкого роста объемов кредитования физлиц.

Как отразится принятие закона на положении простых заемщиков?

Юлия Чижова, директор департамента корпоративного управления Минэкономразвития: Представляется, что для большинства заемщиков, исполняющих свои обязательства, никаких существенных изменений не произойдет. Но, на наш взгляд, это должно придать им уверенность — они будут понимать, как им поступать, если их финансовая ситуация осложнится: потеряют работу, заболеют, утратят источники дохода.

Для тех, кто имеет просроченный долг, появится вариант полностью решить эту проблему в рамках одной судебной процедуры и освободиться от всех долгов на достаточно понятных условиях. Заемщик будет избавлен от необходимости договариваться о реструктуризации с каждым из кредиторов индивидуально. При определенных условиях есть возможность списания части долга.

Повлияет ли это на объемы кредитования физлиц? Можно ли ожидать снижения процентных ставок?

Чижова: Цивилизованные правила снижают риски для обеих сторон кредитных отношений. Полагаю, что банки могут отреагировать на это определенным образом. Правительство сейчас разрабатывает целый комплекс мер в сфере оказания финансовых услуг физлицам. В частности, минфином разработан законопроект о потребительском кредите, продолжается работа над проектом, регулирующим отношения по взысканию просроченной задолженности. Комплекс мер в целом должен позитивно отразиться на сфере банковского кредитования, в том числе и на ставке кредита, если исходить из того, что в ее размере будет исключен риск отсутствия четких регуляторных правил.

Коллекторские агентства, на ваш взгляд, имеют какое-либо место в концепции законопроекта? Нужны ли они будут после его принятия?

Чижова: Это два «параллельных» института урегулирования долговых проблем. Если в отношении должника возбуждена процедура банкротства, то участие в ней коллекторов, имеющих требования к должнику, будет осуществляться наравне с другими кредиторами.

Вряд ли можно утверждать, что с принятием законопроекта поле коллекторской деятельности сузится. Темпы роста потребительского кредитования у нас очень высоки, за 8 месяцев текущего года это свыше 26%, что сказывается и на увеличении просроченных долгов.

Законопроект обсуждается несколько лет, и его сердцевина, сумма, которая является основанием для объявления гражданина банкротом, не менялась. Минимальный долг в 50 тыс. руб. отражает текущее положение дел в экономике?

Чижова: Эта сумма является порогом прежде всего для кредиторов. Должник не имеет в этом плане ограничений. Он вправе в случае предвидения негативной ситуации подать заявление в суд о признании себя банкротом без соблюдения такого условия. Но накопление долга снижает эффективность реабилитации для должника и гарантии удовлетворения требований кредитора.

Справятся ли арбитражи с нагрузкой, которая ляжет на них после того, как граждане получат право обращаться к ним за признанием себя банкротами?

Чижова: Если не будет эффективной работы арбитражных судов, вряд ли стоит ожидать позитивных изменений от предлагаемых законопроектом процедур. При разработке законопроекта отдельно обсуждался вопрос об увеличении нагрузки на арбитражные суды, неразрывно связанный с обеспечением их финансирования. Это нашло отражение в подготовленном финансово-экономическом обосновании. После вступления законопроекта в силу, когда начнется судебная практика, к вопросам финансирования необходимо будет вернуться еще раз.

Кто будет составлять план реструктуризации долга и где будут этому учить?

Чижова: Составление плана предусматривается самим гражданином-должником, возможно, с привлечением специалистов. План будет утверждаться арбитражным судом. Но степень его реалистичности будет оцениваться и собранием кредиторов. Возможно, впоследствии будут разработаны некие типовые рекомендации по составлению плана, помочь этому могут и программы по повышению финансовой грамотности населения.

Какие механизмы законопроекта защищают банки от мошенничеств заемщиков?

Чижова: Законопроектом предусмотрены определенные меры, и нам они кажутся, в целом, достаточными. Устанавливается административная и уголовная ответственность, предполагается, что информация о должнике, который оказался в процедуре, будет обязательно содержаться в бюро кредитных историй. Заемщик также будет обязан при обращении за новым кредитом в течение пяти лет после того, как он оказался в процедуре банкротства, сообщать об этом факте потенциальному кредитору. Предусмотрен и механизм повторного возбуждения процедуры, если открываются обстоятельства о том, что должник утаил информацию о своем имущества. Если он представил недостоверную информацию, он лишается права списания долга.

Включение в концепцию законопроекта индивидуальных предпринимателей — чем это вызвано?

Чижова: В отношении индивидуальных предпринимателей применяются действующие положения закона о банкротстве. Но мы должны учитывать, что ИП — физическое лицо, осуществляющее коммерческую деятельность, и, если образуются долги, он отвечает по ним всем свои имуществом. Поэтому при банкротстве индивидуальных предпринимателей будут использоваться в том числе правила, устанавливаемые для физических лиц. Впрочем, мы не ждем, что это как-то существенно отразится на сфере малого предпринимательства, тем более что практика банкротства такой категории должников существует.

Как принимает банковское сообщество нынешнюю концепцию законопроекта?

Чижова: При разработке законопроектов прорабатывались предложения банковских сообществ, а сами проекты — согласовывались с регуляторами банковского сектора. Думаю, у всех заинтересованных сторон есть шанс еще раз при подготовке поправок высказать свою позицию. Нередко встречаются достаточно полярные мнения по поводу отдельных норм законопроекта. Кто-то полагает, что проект в большей степени ориентирован на защиту интересов заемщиков и не сбалансирован в части их прав и ответственности, другим, напротив, кажется, что сумма слишком низка для инициирования процедуры банкротства и другие интересы заемщика ущемлены. Наверное, сторонам, которые участвуют в процессе, стоит максимально конструктивно пройти эту дискуссию и посмотреть, как будут работать нормы законопроекта на практике. Накопив и проанализировав опыт правоприменения, закон можно будет совершенствовать.

Беседовала Елена МИШИНА