Добровольные пенсионные накопления застрахуют как вклады

05.07.2010 14:53

Об этом в интервью «Известиям» сообщил заместитель министра финансов Алексей Моисеев

Государство планирует создать систему гарантий сохранности не только для обязательных, но и для добровольных пенсионных накоплений. Замминистра финансов Алексей Моисеев также рассказал «Известиям», удастся ли спасти пенсионные накопления от инфляции, почему нужно гарантировать только номинал уплаченных на накопительную часть пенсии взносов и как россиянам уберечь себя в старости от бедности.

Страховщики жизни и НПФ получат госгарантии

— Корпоративные и добровольные программы планируется сделать значительной составляющей пенсионной системы. Вице-премьер по социальным вопросам Ольга Голодец говорила, что охват системы корпоративных пенсий удастся расширить с нынешних 8 млн до 25 млн человек. Как-то не верится в такой рост?

— В правительство уже внесен законопроект о деятельности финансовых институтов, который вводит понятие пенсионного продукта.

Мы предлагаем ввести систему сертифицированных пенсионных схем, которые удовлетворяли бы ряду требований по надежности, условий по выплатам и так далее. Пенсионный продукты смогут предлагать не только негосударственные пенсионные фонды (НПФ), но и компании по страхованию жизни.

При этом уровень регулирования и требования будет одинаковым для всех участников пенсионного рынка. Это и специальный депозитарий (контролирует инвестирование активов), и требования по структурам резервов и так далее. Мы рассматриваем возможность распространения схемы гарантирования сохранности накоплений не только на обязательное пенсионное страхование, но и на добровольные и корпоративные программы. Скорее всего, подход так же, как и в случае с обязательными накоплениями, будет основан на схеме пруденциального надзора ЦБ [как за банками], резервирования — и привлечения внешнего страховщика, например Агентства по страхованию вкладов (АСВ).

Пока окончательное решение есть только по страхованию обязательных накоплений — законопроект «О гарантировании прав застрахованных лиц в системе обязательного пенсионного страхования», разработанный Минэкономразвития, сейчас также в правительстве. Он предусматривает создание гарантийного фонда и страхование номинальной суммы уплаченных на накопительную часть пенсии взносов. В Думу он может быть внесен к осенней сессии.

Как будут надзирать за управляющими

— Как будет осуществляться контроль за НПФ и управляющими компаниями?

— Во-первых, будет усовершенствован надзор. Принято решение о передаче в Банк России надзорных функций за участниками пенсионного рынка. Провайдеры пенсионных продуктов станут такими же объектами надзора, как банки. Разумеется, для них будут разработаны специальные нормативы. В России многие НПФ являются частью финансовых групп. Перед ЦБ стоит задача создать единый периметр пруденциального надзора, когда один регулятор осуществляет надзор за всеми участниками финрынка.

Второе — это создание системы резервирования. Согласно поправкам Минфина к закону о НПФ, планируется обязать фонды формировать резервы по обязательствам перед своими клиентами, формирующими через них свою накопительную часть пенсии. Резервы при необходимости позволят покрыть убытки, возникшие в результате инвестирования.

— Доходность НПФ не высокая. Почему?

— Есть целый ряд проблем, которые мешают пенсионным фондам выстроить осмысленную инвестиционную политику. Проблема номер один — это, конечно же, требование безубыточности на 31 декабря каждого года, сужающее фондам горизонт инвестирования до одного года. Получается, что НПФ вынуждены вести более консервативную инвестиционную политику, чем государственный Пенсионный фонд, у которого есть право разносить по счетам отрицательные результаты инвестирования, возникшие по итогам года.

Например, по закону, НПФ могут до 65% своих активов направлять в акции, в реальности направляют около 2%, потому что должны быть уверены, что в течение года никакого падения не будет. Сейчас по закону активы пенсионных фондов и права пенсионеров между собой неразрывны. Сколько активов, столько и прав, права и обязательства НПФ не могут быть меньше, чем его активы. Схема пруденциального надзора позволит ввести большую гибкость.

Еще одна проблема связана с технологией инвестирования. В России есть целый ряд крупных компаний, которые не входят в список А1, например «Норильский никель», «Роснефть», «Сургутнефтегаз», банк ВТБ, «Северсталь» и так далее (все это голубые фишки). В то же время у нас в листинге А1 есть компании, в которые я бы не хотел, чтобы были инвестированы пенсионные накопления. А в котировальном списке А2 есть высоколиквидные компании, но в их акции по действующему законодательству запрещено инвестировать накопления.

В настоящее время по этому вопросу переговоры ведутся в том числе с Московской биржей. Также стоит ограничить возможность частого перехода граждан из одного фонда в другой. Сейчас застрахованное лицо может это делать один раз в год, что сильно ограничивает возможности НПФ по превращению тех денег, которые у них есть, в более длинные деньги. Как часто разрешить переходить из одного фонда в другой — это дискуссионный вопрос, мировая практика — раз в пять лет.

«И спокойно, и больно»

— Почему государство не гарантирует сохранность реальной стоимости накоплений с учетом инфляции, а не только номинал?

— Если гарантировать всё и всем, то граждане перестанут нести ответственность за выбор финансового института. Если гарантировать очень мало, то они перестанут доверять финансовым институтам; если гарантировать очень много, это породит безответственность как со стороны людей, так и со стороны банков и пенсионных фондов. Поэтому здесь важно найти золотую середину. Это проблема, которая на английском языке называется moral hazard (моральный риск, риск недобросовестности). Мы пришли к выводу, что стоит гарантировать только номинал: государство вам гарантирует, что ваши деньги не пропадут, но каким способом их инвестировать, решайте сами. С одной стороны, должно быть спокойно за свои деньги, с другой — больно, чтобы человек думал, куда их относит.

— Государство ежегодно индексирует распределительную часть пенсии на инфляцию и на рост зарплаты. Внешэкономбанк (ВЭБ), управляющий 1,5 трлн рублей «молчунов», и частные управляющие пока зарабатывают ниже инфляции либо на ее уровне. С 2004 года ВЭБ проиграл инфляции треть накоплений: общий итог его работы — минус 27,19%. Если результаты по-прежнему будут плохими, пенсия будет больше у тех, у кого накопления не формируются.

— Начиная с 2010 года экономика перешла в состояние, когда процентные ставки на финансовых рынках платят в реальном исчислении — ЦБ перешел к политике таргетирования инфляции и отошел от политики таргетирования валютного курса. В такой ситуации процентные ставки не могут быть ниже инфляции. Если посмотреть на доходы ПФР с 2010 года, то они весьма хорошие. Поэтому можно сказать, что инфляцию мы точно побьем.

— Минтруда лишат полномочий по регулированию рынка?

— Очевидно, что большое количество функций, связанных не с финансовым регулированием и надзором, а с регулированием отношений между Пенсионным фондом России и пенсионерами, останется за Минтруда. Пенсионный фонд по-прежнему будет правительственной структурой.

Пенсиям поможет снижение наличности в карманах и коробках

— А будет ли на фоне этих реформ меняться статус НПФ? Сейчас это некоммерческие организации.

— Это один из вопросов, который нам поручено рассмотреть на рабочей группе. С одной стороны, форма НКО не соответствует природе НПФ, так как они не альтруистические организации, что мешает сделкам по продаже и покупке фондов. С другой стороны, мы также не хотим, чтобы это был коммерческий институт, который ставил бы своей задачей максимизацию прибыли, задачей должна быть максимизация пенсий. Форму выберут из богатого ассортимента, который предлагает новая редакция ГК [принята в конце прошлого года] — частные, публичные корпорации, унитарные юридические лица…

— Почему вы не хотите допустить банки на пенсионный рынок?

— Это обсуждается, пока нет твердого понимания. Продукт страхования жизни есть по своей сущности пенсионный продукт. А для банков это непрофильная деятельность. И в других странах на пенсионном рынке два основных участника — пенсионные фонды и компании по страхованию жизни.

— Во время обсуждения пенсионной стратегии много говорилось о том, что система не может стать сбалансированной, если не бороться с теневой экономикой. По экспертным оценкам, доля формального, законного сектора в российской экономике с 1999 по 2009 год упала с 81 до 67%. Что делается в этом направлении?

— В том числе с введением бюджетного правила у правительства появляется дополнительная мотивация зарабатывать не только на нефти и газе. Есть ряд законодательных инициатив, направленных на борьбу с таким явлением, как теневая экономика. Во-первых, это законопроект Росфинмониторинга о противодействии незаконным финансовым операциям, предусматривающий целый ряд мер по снижению доли теневого сектора (на днях принят Госдумой в первом чтении. — «Известия»). Второй законопроект, внесенный Минфином в правительство — о снижении доли наличных средств в обороте (лимит в 600 тыс. рублей). Если посмотреть на все законы против отмывания денег, то они прежде всего направлены на ограничение использования наличных средств. Например, в любой стране Западной Европы и Америки нельзя без доказательств источника дохода прийти в банк с $5 тыс. наличными, там существует презумпция виновности тех, кто ходит с крупной суммой наличных.

Дина УШАКОВА