Дмитрий Руденко: «Банк — это не всегда помпезно и очень серьезно»

21.09.2012 12:57

Идея «легкого» банка нравится многим банкирам: высокомаржинальный бизнес, низкие операционные затраты, возможность занять нишу в массовом сегменте. «Лето Банк» — «внучка» ВТБ — пытается ее реализовать. Проект был запущен в середине прошлого года, банк объявил о том, что основными продуктами станут кредиты наличными и pos-кредиты для граждан с небольшими доходами. Продуктовая линейка — это основное отличие «Лето Банка» от «ВТБ 24», клиенты которого относятся к категории среднего класса.

Во вторник «Лето Банк» подвел первые итоги: кредитный портфель в 700 млн рублей — это немало для такого формата; 43 офиса в регионах, в которых банк и намерен преимущественно работать. Руководители кредитной организации сразу оговариваются, что по международной отчетности банк по итогам года будет убыточен.

И это несмотря на то, что он, по версии информационно-аналитической службы «Банки.ру», вошел в пятерку банков, получивших наибольший объем средств акционеров на безвозмездной основе. Таков удел всех стартапов, которые инвестируют в развитие.

«Мы можем сравнить себя с Робин Гудом — отнимаем деньги у богатых (имеется в виду фондирование, которое банк осуществляет в рамках группы, примечание Slon) и отдаем бедным», — иронизировал на пресс-конференции председатель правления Дмитрий Руденко. В интервью Slon он рассказал о специфике банковского бизнеса в регионах, о том, что «солидный банк — это для финансового директора, для обычного человека — чем проще, тем лучше», и как банкирам надо спасать закредитованных заемщиков.

— По вашим замыслам, целевой аудиторией «Лето Банка» должен был стать массовый сегмент. Но офисы банка, по крайней мере на картинках, выглядят претенциозно, не отпугивает ли это людей в провинции?

— Это иллюзия, что массовый сегмент в небольших городах не ценит качество сервиса и ему ничего не нужно. Я вас уверяю, люди, живущие там, тоже радуются хорошим дорогам, красивым магазинам и домам. Многие города меняются и стараются хотя бы центр привести в порядок. У меня не было сомнений, что люди позитивно воспримут наши клиентские центры. Мы проводили опрос среди клиентов и пока видим только позитив.

— Что говорят?

— Во-первых, нравится название. Если честно, у меня были опасения по поводу того, как будет восприниматься банк с таким, казалось бы, несерьезным названием. Сейчас мы видим, что воспринимается хорошо. Ставка на легкое название и на то, что банк — это не обязательно помпезно и очень серьезно, сработала. Солидный банк — это для финансового директора. Для обычного человека — чем проще, тем лучше. У многих российских банков еще с 1990-х годов остались очень сложные составные названия, и, мне кажется, это только мешает в работе с розничными клиентами.
— Уже видно, какие регионы лидируют по приросту бизнеса?

— Если говорить о кредитах наличными, это Москва, Московская область и Липецк. По pos-кредитам не очень честно сравнивать, потому что быстрее всего мы открыли это направление во Владимире и Рязани, и там «Лето Банк» представлен уже в большем количестве точек, чем в других регионах, соответственно и продаж больше.

— Когда вы предлагаете торговым точкам свои услуги, стремитесь ли к тому, чтобы быть там единственным кредитором?

— Нет, мы не заключаем эксклюзивных договоров, сейчас так уже не очень принято делать. Я полагаю, и сами торговые компании не заинтересованы в монополии. Жизнь есть жизнь. У банков бывают проблемы со связью, IT-сбои, так зачем «складывать все яйца в одну корзину»? Пусть у магазина будет хотя бы два банка-партнера. Это снизит риск сбоя функции продаж в кредит, тем более что сегодня многие торговые компании без комиссии банков за продвижение pos-кредитов просто не выживут. Для них это уже вопрос жизни и смерти, поэтому они хотят привлечь к сотрудничеству несколько банков.

— По каким критериям вы выбираете регионы, в которых хотите присутствовать?

— Первый критерий — это возможность эффективного управления, поэтому сначала пошли в ЦФО. Второй критерий — концентрация целевых групп населения, поэтому выбирали южное направление, северо-западное. Далее пойдем в Поволжье.

— Есть ли у «Лето Банка» установка не открывать отделения в тех регионах, где уже есть офисы банков группы, в частности «ВТБ 24» и «Банка Москвы»? Чтобы не было внутренней конкуренции.

— Такого нет. Конечно, мы стараемся избегать совсем близкого размещения. Это не самая разумная стратегия, хотя прямого запрета, повторюсь, у нас нет. Но если в городе одна улица, и на ней есть банк группы, то и мы можем открыться. Почему бы нет? У «ВТБ 24» много зарплатных клиентов в регионах, мы не собираемся их перехватывать, но предложить свои дополнительные услуги можем.

— А будете ли вы иметь доступ к клиентской базе банков группы?

— Законодательство нам это запрещает, так как все-таки мы разные юридические лица. Но банки группы могут рекомендовать наш банк своим клиентам. Например, «ВТБ 24» может посоветовать обратиться за кредитом в «Лето Банк» своим зарплатным клиентам с низкими доходами, не подходящим под его модель кредитования.

— По вашим оценкам, много ли будет клиентов, которым в кредите отказали банки группы, а они пришли к вам?

— Исходя из моделей кредитования, средних размеров кредитов, поведения клиентов, я думаю, что примерно 20—30% тех клиентов, которым банки группы отказали, смогут получить кредиты у нас.

— Кредитная ставка сейчас у вас действительно ниже рынка. Банки, работающие в этом сегменте, кредитуют дорого не только для получения сверхприбылей, им нужно отбить потери от невозвратов, которых по таким займам традиционно много. Рассматриваете ли вы возможность повышения ставки, если увидите быстрый рост просроченной задолженности?

— Конечно, но не только по этой причине. Будем следить за рынком. Во-первых, все-таки надо отметить, что стоимость фондирования у нас ниже, чем у большинства наших конкурентов, в этой части нам легче. Во-вторых, хотите — верьте, хотите — нет, но присутствует определенная социальная направленность нашего бизнеса. «Лето Банк» — часть группы ВТБ, и испортить себе имя и создать впечатление, что «мы ребята хорошие, но дорогие», не хотелось бы. Для нас лучше стабильные долгосрочные отношения с клиентами. Мы можем установить ставку 99%, но не уверен, что тогда будем считать, что поступили справедливо по отношению к своим согражданам. Если фондирование сильно подорожает, будут невозвраты, мы можем повысить ставку, но в разумных пределах. И однозначно только следом за рынком.

— Каков критический для вас уровень ставки, превышение которого считаете недопустимым?

— Такого уровня нет. В отрыве от экономики, рынка и инфляции невозможно об этом сказать. Если у всех банков ставки будут 120%, почему у нас не может быть 70%? В общем, хорошо то, что считают честным люди, что их не разоряет и позволяет нам поддерживать хорошие отношения с клиентами.

— Вы сказали, что к вам часто обращаются уже сильно закредитованные клиенты других банков и у вас есть идея спасать их. Вы имели в виду — оказывать услуги по рефинансированию или что-то другое? Поясните.

— Это и не спасение, и не рефинансирование. Видя файлы реальных кредитных историй, мы можем давать клиентам рекомендации. Даже если банк не может выдать кредит, он зачастую в состоянии более подробно объяснить причину отказа, почему у человека образовалась такая задолженность, дать советы по погашению кредитов.
— Эта услуга будет платной?

— Я не уверен, что это будет какой-то комиссионный продукт. Пока идея находится на уровне внутреннего обсуждения.

Беседовала Татьяна АЛЕШКИНА

см.  Лето Банк на Allbanks.ru