Дискуссия затянулась

08.05.2012 03:27

Несмотря на ряд недочетов в последней версии законопроекта «О потребительском кредите», медлить с его принятием нецелесообразно

Законопроект «О потребительском кредите» — одна из наиболее дискуссионных тем в банковском сообществе уже несколько лет. Министерство финансов РФ работает над ним не первый год, однако принятие документа постоянно переносится в связи с разногласиями по различным пунктам между всеми заинтересованными сторонами. Тогда как разработка закона была предусмотрена еще Стратегией развития банковского сектора на период до 2008 года.

Признавая его очевидную необходимость, банкиры отмечают ряд инициатив, которые они хотели бы оспорить. В частности, остается открытым вопрос о запрете взимания комиссий за ряд услуг, а также штрафных санкций за досрочное погашение кредита в течение предусмотренных последней версией законопроекта десяти календарных дней. В июне этого года Минфин в очередной раз внес законопроект в правительство.

По информации начальника отдела банковской деятельности департамента финансовой политики Минфина Натальи Сатиной, это уже седьмая версия документа — в правительство законопроект в различных вариантах регулярно вносится с 2005 года.

Внести ясность

Основная задача потенциального закона — установить четкое правовое регулирование отношений банков и заемщиков — физических лиц, что для России более чем актуально, так как в настоящее время нет единого документа, выполняющего эту функцию. По сути, он призван стать квинтэссенцией наиболее значимых правовых норм, которыми можно руководствоваться при возникновении спорных вопросов между кредитором и заемщиком, в том числе в суде. «Законопроект согласует условия действующего гражданско-правового законодательства со сложившейся практикой предоставления физическим лицам заемных средств, а также предусматривает внесение изменений и в иные федеральные законы: КоАП, Уголовный кодекс, Трудовой кодекс, закон № 38-ФЗ „О рекламе» от 13 мая 2006 года, закон РФ № 2300—1 «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 года», — объясняет юрист департамента юридического консультирования консалтинговой группы «НЭО Центр» Ольга Цытрина.

В действующем законодательстве отсутствуют специальные законодательные акты, регулирующие отношения в сфере потребительского кредитования. Применяются общие положения Гражданского кодекса о займе, а также положения закона РФ «О защите прав потребителей», которые не учитывают всей специфики данной сферы правового регулирования. Это увеличивает правовые риски как для заемщиков, так и для кредиторов, поскольку используется весьма широкое толкование общих положений законодательства о защите прав потребителей.

Так, при возникновении претензий у банка или заемщика, подписавших кредитный договор, в суде Роспотребнадзор часто принимает сторону заемщика как менее защищенной стороны, хотя, если строго следовать букве закона, это не всегда обоснованно. «Такие вопросы, как правомерность введения комиссий, порядок взыскания задолженностей и др., не оговорены в законодательстве. Нет единого перечня правил, которыми должны руководствоваться суды. К примеру, банк при составлении договора опирается на нормы Гражданского кодекса. Кредитная организация закладывает часть рисков в сумму комиссий, часть — в процентную ставку. И когда суд признает комиссии необоснованными, банки оказываются дезориентированы, — рассказывает президент Ассоциации банков Северо-Запада Владимир Джикович. — Если же законодательство четко определит перечень запрещенных комиссий, банки не будут на них ориентироваться при расчете доходности и рисков. Появится ясность. Поэтому мы выступаем за скорейшее принятие закона».

Легкие деньги

Сложности в принятии закона связаны с тем, что у всех заинтересованных сторон пока нет единого мнения о целесообразности ряда инициатив и нюансах их применения на практике.

Например, предполагается, что заемщик получит возможность вернуть кредит досрочно в течение десяти дней для нецелевых ссуд и 30 — для целевых кредитов без предварительного уведомления об этом банка и без штрафных санкций. Он должен будет выплатить только сумму долга и проценты, начисленные за период фактического пользования кредитом. С одной стороны, эта инициатива дает заемщику право передумать, если с получением кредита он погорячился, с другой — некоторые эксперты сомневаются в целесообразности столь вольного распоряжения кредитным продуктом.

«Законопроект предполагает уплату процентов за срок кредита, но поскольку срок (десять дней) зависит от заемщика и возврат будет осуществляться в любой день по выбору клиента без предварительного уведомления кредитора, могут возникнуть конфликты с неправильным расчетом погашаемой суммы, особенно при переводе денежных средств через третьих лиц», — рассуждает директор департамента правового обеспечения Банка Хоум Кредит Александр Гонтаренко. По его словам, при отсутствии уведомления банку трудно идентифицировать любую сумму на счете клиента именно как сумму досрочного возвращения кредита, ведь клиент может пользоваться счетом для целей, не связанных с погашением кредита. Кроме того, эта норма потребует существенных доработок банком ИT-систем и технологий.

По сути, гасить кредиты досрочно без штрафов и комиссий физические лица могли с октября прошлого года, после принятия закона «О внесении изменений в ст. 809 и 810 ч. 2 Гражданского кодекса РФ». Согласно ему, заемщик просто составляет уведомление банку о досрочном возврате кредита, которое должно быть послано не позднее, чем за месяц до процедуры погашения. В оговоренный день клиент вносит сумму, указанную в его уведомлении, и кредитное учреждение осуществляет процедуру погашения суммы кредитования. После этого банк обязан предоставить заемщику полный расчетный отчет об аннулированных выплатах и оставшуюся задолженность, если таковая имеется.

Банкам такая мера пришлась не по душе, поскольку, выдавая кредит, они рассчитывают, на какой срок размещаются средства и каким будет доход, и в том числе на этом основании устанавливают размер ставки. Кроме того, они несут издержки на оценку рисков и на одобрение заявки, которые также закладываются в стоимость ссуды.

На взгляд Владимира Джиковича, логичным стало бы компромиссное решение, как, например, принятый европейским сообществом в 2010 году и одобренный Еврокомиссией закон «О потребительском кредите», согласно которому заемщик может погасить ссуду досрочно в любое время, заплатив 1% от суммы кредита. «Эта мера не только определенным образом компенсирует издержки банка на оформление кредита, но и дисциплинирует потребителя. Заранее зная, что за досрочное погашение он заплатит неустойку, человек более серьезно подойдет к решению о получении ссуды», — поясняет он. По крайней мере такой вариант мог бы оказаться приемлем в отношении кредитов, которые заемщик возвращает в течение предложенных законопроектом десяти дней. Ведь очевидно, что раз у клиента есть возможность вернуть взятые в долг деньги в такой короткий срок, значит, он обращался в банк, не взвесив тщательно все «за» и «против».

Ограничить аппетит

Что касается другого камня преткновения — правомерности начисления комиссий, то в новой редакции законопроекта разработчики отошли от конкретного перечня комиссий, которые могут взиматься банками. Вместо него приводятся скорее принципы, согласно которым можно брать комиссию. Плату можно взимать только за оказанные услуги. Кроме того, на оказание возмездных услуг нужно отдельное согласие потребителя, которое необходимо получать при оформлении кредитной заявки, а соответствующий пункт должен быть включен в индивидуальные условия договора. Если услуга (например, открытие счета для удобства работы) предоставляется бесплатно, получать согласие клиента не обязательно. При этом рассмотрение заявления о выдаче потребительского кредита и оценка кредитоспособности заемщика осуществляются бесплатно.

Если в индивидуальных условиях договора предусмотрено открытие кредитором заемщику банковского счета, все операции по такому счету, связанные с его открытием, выдачей и возвратом кредита, должны осуществляться банком бесплатно. Брать комиссии законопроект позволяет только за выдачу и обслуживание кредитной карты. В связи с этим ряд банкиров высказывают непонимание: почему, открывая клиенту дебетовый счет, банк получает плату за его обслуживание, а аналогичные операции по кредитным счетам — по сути, те же действия и услуги — должны производиться бесплатно? Впрочем, споры о целесообразности комиссий между банками и Роспотребнадзором ведутся не первый год, и тот факт, что закон четко расставит точки над i, скорее можно назвать положительным.

Владимир Джикович считает, что в закон следует включить пункт об ограничении максимальной суммы кредита в зависимости от платежеспособности заемщика. Пока уровень финансовой грамотности населения невысок, подобная мера вполне оправданна. «Банки при оценке рисков руководствуются внутренними инструкциями и привязывают сумму кредита к доходу заемщика. Но у каждой организации свой максимальный порог, в зависимости от того, насколько рисковую политику она проводит, — говорит Джикович. — Тогда как человек, приходя за деньгами в банк, не всегда взвешивает свои возможности и, как правило, надеется на лучшее — на то, что проблем с погашением у него не возникнет. А потом начинаются сложности с исполнением обязательств, суды и т. д.».

Вероятно, если прописать в законе соотношение дохода заемщика и максимальной суммы кредита, это защитит потребителя от чрезмерной долговой нагрузки и сократит объем «плохих» кредитов у банков. Однако есть и другая точка зрения: оценка рисков — дело сугубо коммерческих банков, и государству вмешиваться в этот вопрос не стоит. Кроме того, такие меры могут затормозить развитие рынка розничного кредитования.

Не все включено

Законопроект также регламентирует порядок погашения просроченной задолженности и размеры штрафов. Так, заемщик должен погасить прежде всего просроченную задолженность по процентам и основному долгу, затем неустойку, а потом сумму процентов, начисленных в текущем периоде платежей, и сумму основного долга за текущий период платежей. По словам научного сотрудника института «Центр развития» НИУ ВШЭ Дмитрия Мирошниченко, следует законодательно установить обязательность первоначального погашения основной суммы задолженности, далее — процентов, а потом уже — санкций. «Подобную норму нужно вводить в любом случае», — уверен он. Тогда как Александр Гонтаренко полагает, что целесообразнее предусмотреть возможность устанавливать любую очередность договором.

Еще один пункт, который вызывает вопросы, — ограничение общего размера неустойки. Она не может превышать меньшую из двух величин: двойной размер средней ставки рефинансирования ЦБ РФ, действовавшей в период нарушения обязательства, либо две трети средней ставки процентов годовых по договору за период нарушения. «Предложенный размер штрафа не стимулирует заемщика к надлежащему исполнению обязательств, поскольку из-за ограничений может применяться только за непродолжительный период просрочки. А это имеет особое значение при длительных сроках кредита, — замечает Гонтаренко. — Кроме того, необходимо осуществлять доработку ИT-систем и технологий банков для ведения постоянного сравнения указанных выше величин в целях применения в конкретном случае меньшей из них».

Разные мнения высказываются и по поводу того, на какие категории потребительских кредитов закон должен распространяться. Наиболее спорный момент связан с ипотекой. Законодатели настаивают на том, чтобы ипотечные кредиты подпадали под действие закона, однако не все банкиры с этим согласны. Во-первых, с ипотечным продуктом схема возврата кредита в течение 30 дней будет гораздо более сложной в реализации. Во-вторых, ипотечное кредитование уже регулируется специальным законом «Об ипотеке (залоге недвижимости)», а двойное регулирование всегда сопряжено с рисками законодательных нестыковок и противоречий.

«Ипотечная сделка — более сложный гражданско-правовой договор, чем купля-продажа товара или услуги. При возврате кредита в течение месяца затраты банка на оформление кредита более значительны. Более того, в ситуации, когда кредитные средства уже переведены на счет продавца недвижимости и договор сдан на регистрацию, возникнет необходимость в дополнительных действиях по приостановке или отмене регистрации ипотеки», — указывает Гонтаренко. В том числе необходимо учитывать опыт европейских стран, в которых ипотека регулируется не законом о потребительском кредитовании, а отдельными документами.

Стоило бы исключить из сферы регулирования законопроекта и отношения, связанные с несанкционированной задолженностью клиента перед банком — так называемым техническим овердрафтом, добавляет директор департамента розничных продуктов и технологий Промсвязьбанка Иван Пятков. «Поскольку на эти отношения будут распространены заведомо невыполнимые требования, касающиеся кредитования, — объясняет он. — В частности, кредитные организации не смогут выполнить установленные законопроектом требования по оформлению индивидуальных условий кредитования: предоставление графика платежей, расчет полной стоимости кредита и уведомление о ней».

Нужно торопиться

Несмотря на определенные недоработки законопроекта, участники рынка признают, что он необходим банковскому рынку. В Минфине также выражают надежду, что в этом году закон будет подписан главой государства.

«Ключевой эффект принятия нового закона — определение четких норм кредитования. Это сделает заемщиков более защищенными и информированными, что, в свою очередь, увеличит доверие и спрос граждан на услуги кредитования, — убежден Иван Пятков. — Также важно, что для всех банков будут единые правила игры. Многие ответственные кредитные организации уже ведут себя на рынке честно по отношению к заемщику, во многом исполняя те требования закона, которые только планируется ввести. При этом существует ряд банков, которые продолжают играть с клиентами в темные игры, часто пользуясь их неосведомленностью в финансовых вопросах».

В последней редакции законопроекта есть ряд недочетов, продолжает Владимир Джикович, но закон нужно в любом случае принимать как можно скорее, даже если он пока несовершенен. «Такие социально значимые законы всегда принимаются сложно, и в данном случае есть несколько сторон, которые затрагивает закон, и у них нет единого мнения по ряду вопросов. Аналогичная ситуация складывалась, когда принимался закон о страховании вкладов, а теперь его можно назвать одним из наиболее эффективных для банковской системы, — напоминает он. — Так что и закон «О потребительском кредите» необходимо принять, а потом, в процессе работы, корректировать. Никто не запрещает вносить поправки в закон по мере необходимости».

Контроль и жесткие требования, которые применяются к банкам, должны распространяться и на микрофинансовые организации. Например, согласно законопроекту, банки должны указывать полную стоимость кредита в договоре в специальной рамке, занимающей не менее 15% листа, и составлять отдельный перечень платных услуг, на которые заемщик должен дать свое согласие. Тем временем микрофинансовые организации, несмотря на принятый в прошлом году закон о микрокредитовании, часто вводят потребителей в заблуждение относительно стоимости займов.

Как отмечает Ольга Цытрина, в мае этого года на сайте Минэкономразвития РФ опубликован законопроект правительства, направленный на усиление контроля в микрофинансовой деятельности: предполагается ввести ограничения на размещение рекламы, увеличить штрафы за нарушение действующего законодательства в области микрофинансирования и кредитной кооперации. Так как среднестатистический потребитель особых различий между банками и микрокредиторами, скорее всего, не видит, хочется надеяться, что параллельно с усилением контроля за банковской деятельностью будет наведен порядок и в сфере микрозаймов.

Ольга ВЕЛИКАНОВА