Что-нибудь — не устроит

11.11.2012 19:10

Закон о банкротстве физлиц обсуждается давно. Но именно теперь, после его первого чтения в Госдуме, появился повод более конкретно рассмотреть те изменения, которые он может внести в отношения российских коммерческих банков и профессиональных взыскателей.

Мы поддерживаем разработчиков закона «О банкротстве физлиц», так как он позволяет находить цивилизованный выход из тупиковых ситуаций для многих заемщиков финансовых организаций. Кроме того считаем, что его целесообразно принимать параллельно с законами «О потребительском кредитовании» и «О взыскании просроченной задолженности». Данный шаг позволил бы эффективнее справляться с последствиями возможных конфликтных ситуаций в отношениях с неплательщиками по кредитам и, что особенно важно, — предотвращать их. Такое решение было бы особенно актуально в свете прогноза по замедлению темпов роста кредитования.

Мы озвучили среди возможных ситуаций, требующих урегулирования, следующую: должника признают банкротом в тот временной период, когда с ним будет работать взыскатель. Какие, мягко говоря, накладки могут возникнуть в таких условиях, понимают все. Что же делать, чтобы избежать дополнительных проблем? В связи с тем, что профессиональные взыскатели — это те люди, которые работают с должником с момента передачи его дела в работу и до момента начала процедуры банкротства, никто лучше них не знает реальной ситуации с должником: его степень готовности к диалогу и погашению долга. Думаю, с этим никто не станет спорить. Поэтому целесообразно рассмотреть вопрос о предоставлении коллекторским агентствам полномочий арбитражных управляющих. Хотя бы в отдельных случаях. При этом участие арбитражных управляющих в деле о банкротстве граждан следует сделать обязательным. Законопроект наделяет должника (вне зависимости от размера его обязательств перед кредиторами) целым рядом полномочий, непосредственно затрагивающих права кредиторов и третьих лиц. Получается, что должнику предоставляется право единолично решать вопрос о том, кому он будет погашать долги, а кого даже не допустит к участию в собрании кредиторов. В отличие от действий арбитражного управляющего, обжаловать действия должника и привлечь его к реальной ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей очень проблематично. В таких ситуациях кредиторы, по сути, лишаются стандартной правовой защиты. А если бы участие арбитражных управляющих в деле о банкротстве граждан стало обязательным, то ситуацию было бы проще держать в рамках правового поля.

Теперь — о том, какие изменения могут произойти в работе коллекторских агентств с клиентами и должниками в связи с принятием закона «О банкротстве физлиц». В частности, речь может идти о возможном изменении тарифной ставки и о росте размера комиссий агентств. Эксперты НАПКА прогнозируют снижение стоимости цессионных портфелей. Это связано с ожиданием того, что подавляющее число банкротов-физлиц будет находиться именно там.

По моему мнению, не лишены оснований опасения о росте числа мошенничеств и намеренного затягивания процесса взыскания с помощью инициирования процедуры банкротства со стороны должников. Безусловно, все это не сможет не сказаться на самом процессе взыскания. Предположительно увеличится время переговоров с должниками, а следовательно, и затраты на консультантов. Это неизбежно приведет к росту издержек коллекторских компаний.

Продолжая тему возможных изменений в работе профессиональных взыскателей и банков, хочу поделиться приятной новостью. Буквально на днях была возобновлена активная работа над законопроектом «О взыскании просроченной задолженности» совместно с Минюстом России. Это дает надежду на то, что в ближайшем будущем у нас может появиться больше ясности в правилах игры, а значит — почва для более четкого оформления сделок по цессии и по агентской схеме, а также дополнительные инструменты для более эффективного взаимодействия с нашими клиентами.

Александр МОРОЗОВ

Автор — президент Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств