Число Бернанке

10.10.2012 22:16

Федеральная резервная система США планирует опираться на макроэкономические параметры при определении ставки рефинансирования

Федеральная резервная система США может изменить подход к определению ставки рефинансирования — одного из основных ориентиров для мировых рынков. Финансовые власти готовы указать инвесторам конкретные уровни инфляции и безработицы, при которых господдержка экономики будет продолжаться. Это гарантирует предсказуемость решений ФРС и откроет больше возможностей для спекулянтов.

Федеральная резервная система США меняет порядок определения ставки рефинансирования, одного из главных макроэкономических индикаторов для глобальных рынков. Сейчас ФРС дает инвесторам один ориентир — дату заседания комитета по открытым рынкам, на котором принимается решение по ставке. Но просчитать, каким будет это решение, можно лишь по косвенным признакам, прямых причин повышения, понижения или оставления ставки неизменной финансовые власти США не указывают.

Новая логика ФРС будет учитывать конкретные макроэкономические параметры — инфляцию и безработицу — не только при определении ставки рефинансирования, но и при расчете объемов «количественного смягчения» (Quantitative easing, QE) — госпрограммы поддержки финансовых рынков за счет скупки казначейских облигаций. Это следует из протокола, обнародованного по итогам заседания ФРС 12—13 сентября. Документ опубликован в пятницу.

Во-первых, регуляторы согласились с необходимостью применять дополнительные стимулы, учитывая слабость восстановления экономики. Члены Федерального комитета по открытым рынкам (FOMC), определяющего политику ФРС, «рассудили, что без дополнительной настройки экономический рост, возможно, будет недостаточно сильным, чтобы обеспечить продолжительное улучшение ситуации на рынке занятости», говорится в протоколе.

Во-вторых, регуляторы поддержали подход, в защиту которого выступает президент ФРБ Чикаго Чарльз Эванс. Он предлагает активнее, чем это делается сейчас, стимулировать экономический рост. И определяет конкретные критерии: пока уровень безработицы не опустится ниже 7% (7,8% в сентябре), а инфляция не разгонится до 3% (сейчас — 2%).

По его оценкам, это произойдет в конце 2014 года.

Не исключено, что именно эти численные параметры по инфляции и безработице ФРС заложит в основу своей монетарной политики, применяемой для восстановления экономического роста. В частности, ФРС сможет объяснять этими параметрами изменение ставки рефинансирования и регулировать объемы количественного смягчения.

В докризисном 2007 году ставка рефинансирования ФРС составляла 5,25%. С началом кризиса она постепенно снижалась. 16 декабря 2008 года ставка достигла наименьшего значения в 0,25% и с тех пор остается неизменной. На заседании в сентябре ФРС решила сохранить действующую ставку до середины 2015 года.

В сентябре Федрезерв объявил о выкупе ипотечных госбумаг — по $40 млрд в месяц, при этом сроки действия и объемы программы остаются открытыми и будут зависеть от ситуации на рынке труда и темпов восстановления экономики.

Но, как следует из протокола, регуляторы пока не достигли консенсуса по поводу количественных показателей. «Большинство участников согласились, что использование числовых параметров может быть полезным для обеспечения большей ясности в отношении дальнейших действий, но решили, что будет нужна дальнейшая работа для разрешения связанных с этим коммуникативных сложностей», — говорится в протоколе.

К большей предсказуемости ФРС подталкивает подход к концу срока действия налоговых льгот, принятых еще во время Джорджа Буша-младшего. Если продления налоговых скидок не будет, то США ждет сокращение дефицита бюджета и одновременное снижение госрасходов. Это гарантирует замедление экономической активности.

Финансисты положительно оценивают возможное решение ФРС о переходе на количественные ориентиры при определении монетарной политики.

«Рынки смогут лучше оценивать логику принятия решений ФРС и заранее корректировать свои действия. Кроме того, политика регулятора будет более прозрачной, что будет способствовать стабильности рынков», — говорит Олег Вьюгин, председатель совета директоров МДМ Банка.

С ним согласен Кирилл Самышкин, финансовый консультант Saxo Bank: «Рынок, как и все сообщество, так или иначе связанное с финансовой сферой, нуждается во внятных показателях, которые могли бы четко свидетельствовать об окончании эпохи пессимизма».

Факт обнародования четких ориентиров поддержал бы политические позиции главы ФРС Бена Бернанке. «Обилие критики, которому подвергаются современные монетаристы, в конечном итоге сводится к размытости, отсутствию конкретики у генерального плана по обильной эмиссии денег, проводимой ФРС. Общество хочет видеть методологию в действиях монетарных властей», — считает Самышкин.

Но эксперты указывают и на минусы грядущих изменений. «Есть вероятность неверного определения уровня индикаторов», — считает Вьюгин, добавляя, что ФРС, приняв количественные ориентиры, поставит себя в более жесткие условия при принятии решений.

В случае недостижения поставленных целей провал монетарной политики ФРС станет гораздо более очевидным, добавляет Самышкин. «Наконец, уровни и ориентиры всегда оставляют широкое поле для действий спекулянтов, что существенно влияет на стабильность рынка», — уверен эксперт.

Главный экономист банка HSBC по России и СНГ Александр Морозов считает, что новое правило не окажет значительного влияния на рынок. По его словам, профессионалы рынка давно используют формулу Тейлора, которая учитывает отклонение инфляции от прогнозной и отклонение уровня безработицы от прогноза. Сумма этих величин, взвешенная по определенной формуле, сейчас дает отрицательную величину, говорит Морозов. То есть эта формула дает возможность — без заявлений со стороны ФРС — просчитывать дальнейшие шаги финансовых властей. Сейчас нет поводов для увеличения ставки, уверен он.

Рустем ФАЛЯХОВ