Чемодан, вокзал, Сбербанк

08.10.2012 15:14

Россияне за границей снимут наличные по домашним расценкам

Сбербанк нашел способ привлечь россиян в свои зарубежные отделения: банк отказывается от комиссий за снятие наличных в банкоматах своей сети в других странах. Это довольно затратная для банка практика, и среди крупных международных банковских групп, работающих в России, такую услугу предлагают лишь Ситибанк и Юникредит-банк. Впрочем, расходы на повышение лояльности клиентов Сбербанк рассчитывает компенсировать продажами им других услуг, например ипотечных кредитов в Чехии, Хорватии и Турции.

В рамках интеграции последних зарубежных приобретений (турецкий Denizbank и восточноевропейский Volksbank International) Сбербанк намерен создать единую платформу, в рамках которой клиенты будут обслуживаться по домашним тарифам в любой стране присутствия группы, рассказал «Ъ» зампред правления Сбербанка Сергей Горьков. По его словам, речь идет как о корпоративных, так и о розничных клиентах. В частности, держатели дебетовых карт Сбербанка смогут снимать с них наличные без комиссий не только в России, но и за рубежом, в сети банкоматов «дочек» госбанка.

Их клиенты, в свою очередь, за снятие наличных с дебетовых карт в России заплатят столько же, сколько платят в своей стране. Для российских клиентов Сбербанка новшество может оказаться актуальным. По данным ЦБ, по итогам первого полугодия операции по снятию наличных составили 51,9% по количеству (1,36 млрд) и 85,4% по сумме (8,2 трлн руб.) от всех операций, совершенных на территории России с использованием платежных карт. Данных о снятии россиянами наличных за рубежом нет, но по словам господина Горькова, пилотный проект на территории стран СНГ показал эффективность: «Например, в Крыму, где много российских туристов, наши отделения имеют очень высокую проходимость, люди активно пользуются возможностью снять деньги с карты Сбербанка без комиссии, получить или совершить перевод».

Подобного эффекта, по словам господина Горькова, можно ожидать и в Турции, где также отдыхает большое число российских туристов. По данным Министерства культуры и туризма Турции, за восемь месяцев этого года страну посетило 2,69 млн российских туристов.

Сейчас помимо России Сбербанк присутствует в Турции (через Denizbank) и Европе (через Volksbank International): Австрии, Чехии, Словакии, Венгрии, Хорватии, Сербии, Боснии и Герцеговине, Словении. А также имеет «дочки» на территории СНГ: в Белоруссии, Казахстане и на Украине, филиал в Индии, представительство в Китае. Совокупное число отделений зарубежных банков Сбербанка — 1300. Сбербанком выпущено более 85 млн карт, или около 40% всех эмитированных в России банковских карт.

Крупные международные банковские группы, работающие в России, в большинстве своем не предлагают российским клиентам возможности обслуживания внутри группы за рубежом по домашним тарифам. «Для того чтобы проводить обслуживание по домашним тарифам, должны быть объединены процессинговые центры банков группы, а этот проект требует дополнительных инвестиций,— говорит член правления Райффайзенбанка (входит в австрийскую группу RBI) Андрей Степаненко.— Сейчас клиент российского Райффайзенбанка, снимая деньги в банкомате другого банка группы RBI, платит комиссии по стандартным тарифам для клиентов сторонних банков — 150 руб. за каждое снятие независимо от суммы». Не предусмотрены домашние тарифы и для клиентов венгерской группы OTP. Аналогичная ситуация в Росбанке (входит в группу Societe Generale) и Абсолют-банке (входит в бельгийскую группу KBC). «Для универсальной международной группы, особенно развивающейся под одним брендом, это правильный шаг в сторону клиентоориентированности,— говорит начальник управления транзакционных и сберегательных продуктов Абсолют-банка Мария Коханюк.— Но чем более самостоятельны банки внутри группы, тем труднее создать единый бизнес-процесс». В скандинавской группе Nordea (в России представлена Нордеа-банком) внутри группы действуют льготные, но не домашние тарифы.

Исключением из опрошенных «Ъ» банков, работающих в России и входящих в крупные международные группы, оказался Ситибанк (Citigroup) и Юникредит-банк (входит в итальянскую группу Unicredit). «Уже несколько лет для держателей пластиковых карт нашего банка действуют специальные тарифы — единые для большинства стран присутствия группы (условия распространяются на банкоматы банков группы Unicredit в 17 зарубежных странах)»,— сообщил директор департамента карточного бизнеса и дистанционного обслуживания Юникредит-банка Александр Вишняков. По его словам, это повышает лояльность клиентов, что позволяет предлагать им в отделениях за рубежом и другие услуги.

Идеи таких услуг у Сбербанка уже есть. «Мы рассматриваем сейчас возможность кредитования на приобретение недвижимости в ипотеку за рубежом в наших дочерних банках российских клиентов,— рассказал Сергей Горьков.— И VBI, и Denizbank имеют ипотечные продукты, и мы сейчас как раз думаем, каким образом скомбинировать возможности этих банков и желания наших граждан приобретать недвижимость за рубежом, в той же Чехии, Хорватии и Турции, где, кстати, буквально в этом году был принят закон, позволяющий иностранным гражданам владеть недвижимостью. В нашей новой готовящейся стратегии мы постараемся все это учесть».

«Сейчас у Сбербанка больше 50 млрд долларов зарубежных активов»

О том, как Сбербанк планирует строить свой зарубежный бизнес, «Ъ» рассказал зампред правления банка Сергей Горьков.

— Насколько будут интегрированы между собой недавние приобретения Сбербанка за рубежом? Их бизнес будет унифицирован?

— Система управления предполагает, что руководство будет осуществляться из Москвы, но будут головные офисы: в Европе и в Турции. О полной интеграции речь не идет — организационного объединения не будет. Турция — это отдельный рынок, достаточно динамичный, да и сам Denizbank большой актив, VBI — значительно меньше.

— В чем будет заключаться синергия?

— Denizbank имеет хорошие технологии по работе со средним и малым бизнесом (SME). У них есть хорошо отлаженная модель для работы с предприятиями SME в зависимости от отрасли деятельности компании, особенно в сфере сельского хозяйства. Это разветвленная модель, которая предполагает систему персональных корпоративных менеджеров и корпоративных карт. Кроме того, у Denizbank очень сильные позиции в IT. Этот опыт мы хотим перенести и на VBI. Приобретая Denizbank, мы покупали не только банк, но и новые технологии и предполагали использовать их и в других наших «дочках», и в самом Сбербанке.

— Поэтому вы решили отступить от своих принципов и сохранить в Турции бренд Denizbank?

— Бренд Denizbank очень сильный, он является третьим в Турции по узнаваемости среди банков и существует уже более 80 лет. К тому же Deniz по-турецки означает «море», и это, на наш взгляд, очень привлекательное название. Права на бренд Denizbank мы приобрели и можем использовать его бессрочно, поэтому решили, что наш турецкий банк будет носить название Denizbank. Member of Sberbank group.

— В случае с VBI у вас были ограничения по использованию бренда, когда вы начнете переименование?

— В начале следующего года.

— Насколько вы довольны покупкой VBI? Он до сих пор убыточен…

— Мы предполагали, что, учитывая ситуацию в Европе, в первое время банк будет генерировать убытки. Но у нас есть опыт трансформации банков из убыточных в безубыточные — в Казахстане и Украине. Мы рассчитываем, что уже в следующем году VBI выйдет на безубыточность, хотя многое будет зависеть от ситуации на европейском рынке.

— Как вы планируете вывести VBI из убытков?

— Сейчас мы формируем новую команду: расширили состав правления (до этого в VBI было всего три члена правления), ввели в него несколько новых человек, отвечающих за IT, риски, стратегию, за разные направления бизнеса. У нас сменилось руководство банков в Венгрии, Словакии, в ближайшее время произойдет изменение в Сербии. Кроме того, мы сейчас формируем новую модель бизнеса VBI. До сих пор VBI был построен на двух ветвях: SME и выдача кредитов на приобретение недвижимости. Мы сейчас активно добавляем корпоративный бизнес, расширяем подходы в рознице и меняем сам поход к SME. Мы хотим, чтобы соотношение этих сегментов стало в итоге 30-30-30%. В рознице мы будем активно внедрять нашу собственную скорринговую технологию — кредитную фабрику. Уже в декабре она заработает в Чехии, а в начале 2013 года — в Словакии.

— А бизнес турецкого банка вы будете менять?

— Таких глобальных изменений в Турции мы не планируем, там по-прежнему основной упор будет делаться на сегмент SME.

— Вместе с Denizbank вам достался и одноименный банк в России, как вы намерены поступить с ним?

— Турецкие компании активно работают в России, их здесь очень много, поэтому на базе Денизбанк мы, скорее всего, сделаем своеобразное отдельное направление, где турецкие компании могли бы получить полный комплекс услуг в рамках нашей группы.

— Каковы ваши планы по освоению других европейских рынков, например польского?

— Мы интересовались Польшей, но решили остановиться. Сейчас мы через Denizbank присутствуем в Германии (там есть отделение, действующий корпоративный бизнес, банк привлекает вклады), скорее мы будем развивать бизнес там, чем пойдем в Польшу. Сам по себе немецкий рынок нам интересен.

— У вас есть бизнес на азиатских рынках — в Китае и Индии, как развиваются эти активы?

— В Китае у нас представительство. Это очень закрытый рынок, хотя и важный для нас, поэтому мы пока присматриваемся к нему. В Индии у нас полноценный филиал. С начала текущего года мы приступили к выдаче первых кредитов, уже выдали несколько миллионов долларов. Наша стратегия там — постепенный органический рост в корпоративном сегменте и выход в ритейл через зарплатные проекты. К 2014 году индийский филиал должен стать прибыльным.

— Насколько изменили последние приобретения масштаб зарубежного бизнеса Сбербанка?

— Произошел огромный скачок: если три года назад наши зарубежные активы были менее $1 млрд, то сейчас — больше $50 млрд.

Ксения ДЕМЕНТЬЕВА

см.  Сбербанк России