Чем грозит России кредитный бум?

17.07.2010 07:08

Российская экономика уже через несколько месяцев может вступить в полосу нового кризиса, полагает ряд аналитиков. В частности руководитель направления анализа денежно-кредитной политики, банковской системы и финансовых рынков ЦМАКП Олег Солнцев говорит, что банковский кризис прогремит в стране уже в IV квартале этого — I квартале следующего, 2013 года. Вероятность такого развития событий эксперт оценивает в 50%.

Одну из главных опасностей для российских банков и экономики в целом представляет стремительный рост кредитного портфеля физлиц. Корпоративное кредитование после кризиса 2008 года росло неровно и годовой темп прироста находился в пределах 20—30% (по данным аналитической записки Университета «Синергия»), пока общий объем не достиг 19 трлн рублей по состоянию на 1 июля 2012 года. С другой стороны кредитование физлиц с осени 2010 года росло постоянно и нарастающими темпами.

За один год — с 1 августа 2011-го по 1 августа 2012 года — объем кредитов, выданных физлицам, увеличился почти в полтора раза — до 6,8 трлн рублей.

Ведущий аналитик Центра развития НИУ ВШЭ Дмитрий Мирошниченко указывает, что большинство кредитов физлицам — это потребительские кредиты, не обеспеченные ничем в отличие от ипотеки и автокредитов. «Это огромный риск. По сути, большинство клиентов банков — беднейшие слои населения, у которых нет средств на покупку мобильного телефона или утюга», — утверждает Мирошниченко. Аналогичная проблема существует для держателей кредитных карт, которые регулярно рефинансируют возникающую задолженность, а в случае форс-мажора попросту не смогут расплатиться по долгам, добавляет эксперт.

Чем грозит экономике рецессия с «отягчающими обстоятельствами» — финансовым кризисом и большим объемом кредиторской задолженности? Более продолжительным и глубоким спадом, чем нормальная рецессия, пишут Мориц Шуларик из Университета Бонна и Алан Тейлор из Университета Вирджинии в совместной статье на сайте VoxEU. Ученые проанализировали опыт рецессий в 14 развитых странах на протяжении последних 140 лет. В их выборку попали 200 деловых циклов с 1870 года по наши дни. Экономисты пришли к выводу, что темпы и продолжительность восстановления экономики во многом зависят от типа спада (см. график ниже). Обычная рецессия, как правило, продолжалась около года, а затем экономика возвращалась на докризисный уровень. Рецессия, на которую накладывался финансовый кризис, была более глубокой и длительной. При этом важной переменной также выступал уровень избыточного кредитования: чем более активная кредитная экспансия предшествовал спаду, тем глубже он был.

Мера «избыточного кредитования» определялась Шулариком и Тейлором как скорость роста кредитования по отношению к ВВП в период между низшей точкой, откуда началась последняя кредитная экспансия, и предкризисным пиком. Далее степени «избыточности» разделялась на три категории — низкую, среднюю и высокую — соответствующие трем терцилям, на которые делились все значения выборки. Так, при анализе американской рецессии, начавшейся в конце 2007 года, исследователи определяли уровень избыточности кредитования за период кредитной экспансии между 2001-м (после кризиса доткомов) и 2007 годом. Он оказался равен +1,74 процентных пунктов ВВП, что соответствовало среднему уровню для изученной выборки. Как видно из графика выше, рецессия при среднем или высоком уровне «перекредитования», как правило, так сильно била по экономике, что та не могла вернуться на докризисные уровни производства даже по истечении пяти лет.

Если говорить о России, то здесь остается ряд открытых вопросов. Первый — насколько применимы у нас выводы Шуларика и Тейлора, которые анализировали опыт только развитых стран, хоть и за большой промежуток времени. Второй — о наличии в стране «кредитного бума»: пока на данный счет экспертное сообщество не выработало единого мнения. Как бы то ни было, если проблема перекредитования в России действительно существует, нужно готовиться к худшему.

Георгий НЕЯСКИН

Инфографику к статье можно посмотреть на сайте источника.