Бесконечный кризис: системные проблемы еврозоны

01.09.2012 00:02

Пакеты финансовой помощи и доступные деньги не могут решить структурные проблемы еврозоны. Ужесточение режима экономии тоже не поможет, рассуждает в статье для TIME финансовый аналитик Майкл Сиви

Поразительно, но все ведут себя так, будто кризис евро позади, недоумевает финансовый аналитик Майкл Сиви в статье для Time. Даже доходность долгосрочных бумаг (индикаторы доверия инвесторов) за последние недели снизилась: 10-летние испанские облигации торгуются по 6% против недавних 7,5%, итальянские — по 5%. Американский рынок также выглядит достаточно оптимистично. S&P 500 завершил третий квартал четырехлетним максимумом. Котировки, похоже, не учитывают ни вероятность экономического спада в 2013 году, ни того, что кризис в еврозоне грозит потрясениями в мировой банковской системе.

Но здесь что-то не так, предостерегает Сиви. С избранием в мае социалиста Франсуа Олланда вместо Николя Саркози на пост президента Франции акценты в европейской финансовой стратегии сместились на доступность денег. Решение Конституционного суда Германии в пользу Европейского стабилизационного механизма (ESM) три недели назад устранило последние преграды на пути к дальнейшим программам финансовой помощи в еврозоне.

Канцлер Ангела Меркель также, по-видимому, пересмотрела свою позицию по финансовым вопросам. Она заявила: «Мы будем и впредь делать все необходимое для развития экономического и валютного союза и его стабильности на постоянную перспективу».

Но если перевести разговор с самоувещеваний властной элиты на реакцию рядовых граждан, впечатление складывается совсем иное. Греки бастуют. Состоятельные жители Франции спасаются от социалистических реформ нового президента, скупая дома в бельгийской столице. Экс-премьер Италии Сильвио Берлускони, планирующий вернуться во власть, берет курс на борьбу с игом Германии и критикует кабинет Монти за излишнюю уступчивость Берлину.

Как утверждают сторонники дешевых денег, все можно выправить при наличии достаточного объема средств от европейских финансовых институтов. «Если Германия действительно хочет спасти евро, она должна позволить ЕЦБ делать все необходимое для спасения стран-должников, и без навязывания бессмысленных страданий (режима экономии)», — утверждает нобелевский лауреат Пол Кругман в своей колонке в The New York Times.

Как написал Джордж Сорос в Нью-йоркском книжном обозрении, линия наименьшего сопротивления ведет не к распаду еврозоны, а к бесконечному продолжению кризиса.

Бесконечное продление кризиса — именно так, похоже, все и будет, рассуждает комментатор Time. Снижая стоимость заимствований и смягчая монетарную политику, власти действительно в краткосрочном периоде смягчают давление на правительства государств-должников. Но, как отмечает Сиви, есть три долгосрочные проблемы, для которых не подобрать простых решений.

Во-первых, не удастся уйти от последствий прошлых перегибов в экономической политике. Греция, Италия и Португалия, по прогнозам, должны зафиксировать профицит бюджета уже в следующем году. Это означает, что бюджетные поступления будут больше, чем расходы без учета процентных выплат. Другими словами, правительства были бы в отличной финансовой форме благодаря политике затягивания поясов, если бы не бремя накопленных в прошлые годы долгов. В США первичный дефицит (без учета расходов по обслуживанию долга) составляет целых 6% ВВП, что выше, чем у любой из стран Европы. Если выплачивать долги при сохранении профицита, европейским должникам придется еще долго проводить жесткий курс экономии.

Вторая проблема заключается в том, что за последние 10 лет после введения евро в блоке наметились серьезные расхождения в уровне трудовых издержек (после корректировки на разницу в производительности труда). Их превышение в странах периферии по сравнению с Германией достигает 20%. Во-первых, в последние годы правительства на периферии допускали быстрое увеличение пенсий и пособий, с другой стороны, рост производительности отставал. Можно придумать три решения. Либо все выходят из евро и затем вновь объединяются в блок с новыми обменными курсами, выравнивающими издержки. Либо в странах с высокой себестоимостью производства все соглашаются на 20-процентное сокращение зарплаты. Либо нужен рост производительности, стимулируемый массированной волной инвестиций. Все эти варианты не очень вероятны.

Реальнее, если все страны с завышенной планкой издержек сделают свой выбор между выходом из евро и многолетним режимом экономии, который постепенно сотрет избыточную надбавку к стоимости труда.

Третья проблема в том, что постоянная экономия не только неприемлема, но и неэффективна. Периодические вспышки протестов с разбитыми витринами — это еще не все. Сегодняшние демонстрации в Европе против затягивания поясов — это разрушение самого по себе социального «полотна», считает Сиви. Хуже того — мало шансов таким образом в разумные сроки решить финансовые проблемы Европы. А если экономия доведет до рецессии, то при спаде экономики странам-должникам будет еще труднее соблюдать финансовые планы.

Прямого решения проблем нет. В лучшем случае нужно аккуратно балансировать финансовую строгость и потребности населения. Европа по-прежнему очень состоятельна, нет причин опасаться, что сегодняшние проблемы обязательно приведут к катастрофе, пишет комментатор Time. Как бы то ни было, сегодняшняя оптимистичная успокоенность кажется наивной. Выправлять придется намного больше, чем кажется, прежде чем кризис евро действительно останется позади.

Наталья БОКАРЕВА