Белый дом определил правила госгарантий

23.02.2011 05:45

Но не момент вскрытия антикризисного фонда

Белый дом утвердил правила предоставления в 2012 году госгарантий на 500 млрд руб.— эти средства могут быть «распечатаны» в случае «ухудшения ситуации на финансовых рынках». Переход к формальным методам в распределении господдержки направлен на повышение предпринимательской уверенности, и будущее участие государства в облегчении бремени заимствований для корпоративного сектора описано достаточно детально. Однако среди формальных критериев не хватает одного — описывающего, когда ухудшение ситуации в мире позволит вскрыть «антикризисный» резерв.
Правительство утвердило своим постановлением № 825 от 14 августа и опубликовало вчера правила предоставления в 2012 году антикризисной помощи небанковскому корпоративному сектору. Речь идет о государственных гарантиях в размере до 494 млрд руб.

, которые при «ухудшении ситуации на финансовых рынках» могут быть использованы российскими юрлицами для обслуживания долга по кредитам российским банкам или по облигационным займам.
Напомним, в 2008—2009 годах аналогичная антикризисная помощь крупным компаниям, испытывающим проблемы с погашением долга (преимущественно внешнего), предоставлялась практически в «ручном» режиме по итогам совещаний у премьер-министра Владимира Путина и первого вице-премьера Игоря Шувалова. Так, 300 млрд руб. на госгарантии были включены в «антикризисный» бюджет 2009 года — они предназначались для стратегических предприятий ОПК и системообразующих компаний, отобранных комиссией Игоря Шувалова (при сумме гарантии выше 5 млрд руб.) или министерствами (при сумме ниже этого порога). Позднее подход Белого дома к выделению подобных гарантий был частично диверсифицирован: предоставление госпоручительства по обязательствам госкорпораций (например, «Роснано» и Росавтодора) определялось отдельными правилами и постановлениями правительства и фиксировалось законом о бюджете. Остальным юрлицам госгарантии предоставлялись только распоряжениями правительства «на осуществление инвестиционных проектов» на срок от 4 до 20 лет в объеме до 100% обязательств — но не более 50% стоимости инвестпроекта.
Лишь к гипотетическому повтору в 2012 году осени 2008 года правительство решило полностью формализовать процесс. Опубликованные правила делят потенциальных клиентов антикризисной деятельности правительства в корпоративном секторе на две части. Первая — стратегические предприятия ОПК в понимании указа президента от 4 августа 2004 года № 1009 или их смежники, упомянутые в списке распоряжения правительства от 20 августа 2009 года № 1226-р. Они могут в случае необходимости в 2012 году получить госгарантии на суммы до 70% долга по кредитам и облигациям — при выполнении гособоронзаказа. Любым другим компаниям РФ правительство готово гарантировать 50% номинального долга — однако, как и прежде, речь идет только о кредитах российским юрлицам российских банков (или ВЭБа) и облигациях, выпущенных сроком от трех до семи лет и сроком погашения не ранее 2015 года. Отметим, что существенных проблем эти ограничения не создают — корпоративные финансовые схемы займов, не соответствующих этим критериям, хотя и небесплатно и с потерей времени, но трансформируются с помощью SPV-компаний в России и за ее пределами.
Помощь Белый дом готов предоставлять в зависимости от размера и сферы деятельности компании через три структуры. Для компаний ОПК создается межведомственная комиссия при Минфине, для прочих — при Минэкономики: обе они полномочны рассматривать заявки на кредиты суммой не более 5 млрд руб. Большие суммы может распределять правительственная комиссия по экономическому развитию и интеграции под руководством того же Игоря Шувалова. Финансовый анализ предприятий будут осуществлять именно эти структуры: хотя сами гарантии будут оформляться приказами Минфина, отдельным пунктом правил ведомству Антона Силуанова прямо запрещено проверять платежеспособность «одобренного» акцептора.
Условия предоставления кредитов формализованы: правительство постановлением определяет цели деятельности компаний, которым обеспечат госгарантии на полтриллиона рублей, и список документов для подачи заявок. Установлено, что помощь будет предоставляться исключительно на условиях сокращения вознаграждения менеджменту «спасаемых». В правилах нет обязательства не сокращать рабочие места (только в отношении рабочих мест для инвалидов), но зафиксирована обязанность не нарушать трудовое законодательство при массовых сокращениях штата. Наконец, декларативно предусмотрена «ответственность» за нецелевое использование гарантий — но какова она, правительство не указывает.
Очевидно, формализация правил распределения гарантий рассматривается Белым домом в том числе как способ поддержания предпринимательской уверенности. Понятно также, что, несмотря на официальные правила, любым официальным переговорам будут в условиях гипотетического кризиса второй половины 2012 года предшествовать десятки неофициальных — по схеме 2008 года. Остается неясным лишь одно — правила не указывают, с какого момента «существенное ухудшение ситуации на финансовых рынках» считается свершившимся. Почти 500 млрд руб. уже зафиксировано в расходных обязательствах бюджета — между тем даже сейчас при относительно высокой экспортной конъюнктуре ничто не мешает объявить «вторую волну» начавшейся, а гарантии, соответственно, распечатанными.
Дмитрий БУТРИН, Олег САПОЖКОВ