Банковские лоббисты выиграли битву за ликвидность

11.11.2012 09:39

Базельский комитет по банковскому надзору ослабил требования к ликвидности банков и отложил их окончательное вступление в силу на четыре года. Теперь финансовые компании смогут считать ликвидными даже корпоративные облигации с минимальными инвестиционными рейтингами и ипотечные бонды. Регуляторы уверяют, что на уступки они пошли не под давлением лоббистов, а исключительно из опасений за мировую экономику.

Первые в истории банковского сектора глобальные требования к ликвидности банков были разработаны в 2010 году в рамках свода «Базель III», внедрение которого началось в этом году. Изначально по задумке регуляторов у банков начиная с 2015 года должно быть достаточно активов, которые легко продать, чтобы пережить 30-дневный период финансового стресса, подобный тому, что обанкротил инвестбанк Lehman Brothers. Причем такими ликвидными активами регуляторы намеревались считать только гособлигации с высокими рейтингами и наиболее надежные корпоративные бонды категории не ниже AA.

Банки жаловались, что новые, более жесткие требования к капиталу, а также введение нормативов ликвидности лишат их возможности кредитовать мировую экономику и получать прибыль. Базельский комитет оценивал дефицит высококачественных активов, требуемых банкам для соответствия новым требованиям, в 1,7 трлн евро на конец 2011 года.

В итоге в минувшее воскресенье Базельский комитет объявил о смягчении своих требований к ликвидности. В частности, полное вступление требований к ликвидности отложено до 2019 года, а в 2015 году банки должны выполнить эти нормативы только на 60%. При этом банкам разрешили считать ликвидными корпоративные облигации с рейтингами не ниже BB- (минимальный инвестиционный рейтинг), а также высококачественные ипотечные облигации. В общей сложности на эти две категории финансовых инструментов может приходиться до 15% всех ликвидных активов банков. Регуляторы также смягчили общие требования к подсчету необходимого уровня ликвидности.

Чиновники объяснили принятые решения опасениями относительно последствий новых норм для мировой экономики. Изменения «гарантируют, что новые стандарты ликвидности никоим образом не поставят под угрозу способность мировой банковской системы финансировать восстановление мировой экономики», заявил глава надзорной группы Базельского комитета Мервин Кинг. По его словам, они скорее сделали требования «более реалистичными, чем ослабили их».

Комитет регулирует капитал банков на международном уровне уже два десятилетия, в то время как контроль ликвидности — экспериментальная мера с неизвестными последствиями, пояснила уступчивость регуляторов The Financial Times. Кроме того, за ослабление требований выступали ЕЦБ и Еврокомиссия, так как оно наиболее выгодно банкам региона, которые ослаблены долговым кризисом.

«Власти отдают приоритет восстановлению экономики, а не ужесточению регулирования банков. Они надеются, что это освободит ресурсы, которые банки смогут направить на кредитование реальной экономики. В этом отношении власти стали более прагматичными. Лоббистские усилия банков также сыграли свою роль — сейчас им проще делать это, чем несколько лет назад, когда они были слишком ослаблены кризисом. Однако считать, что финансисты получили все поблажки, которые требовали, было бы ошибкой», — пояснил РБК daily аналитик Credit Sights Саймон Адамсон.

Андрей КОТОВ