Банкиры обзаведутся базой данных недееспособных граждан

19.04.2012 21:48

Необходимость этого объясняется появлением новой категории мошенников

В Госдуму в ближайшее время могут быть внесены поправки в закон «О кредитных историях», которые позволят банкам с согласия клиентов запрашивать информацию об их дееспособности в психоневрологических диспансерах (сейчас это можно сделать только через суд). Причиной тому стали участившиеся случаи мошенничества с участием граждан с ограниченной дееспособностью. По мнению депутатов и банкиров необходимо также создать единую федеральную базу недееспособных граждан, к которой могли бы обращаться банкиры.

По словам банкиров, кредитные организации все чаще становятся жертвами мошенничества с использованием недееспособных граждан. «Через несколько дней после отправления неким клиентом денежного перевода на значительную сумму в отделении появляется человек, объявляющий себя его родственником и заявляющий о его психическом заболевании и недееспособности. В доказательство он предъявляет справку из специализированного учреждения.

Банку приходится возвращать сумму перевода», — рассказывает один из руководителей крупного банка.

Собеседник «Известий» сетует, что сейчас быстро и легально проверить факт недееспособности гражданина практически невозможно ни до, ни после совершения операции: запросить информацию в психоневрологических диспансерах (куда поступают сведения из психиатрических клиник) можно только через суд.

Еще в двух банках подтвердили, что сталкивались в последнее время с аналогичной ситуацией. Депутат Госдумы, президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков говорит, что уже инициировал разработку поправок в закон «О кредитных историях», которые бы позволили банкам запрашивать сведения о дееспособности клиентов в ПНД.

Депутат также отметил, что готов заняться созданием единой базы недееспособных граждан, к которой могли бы обращаться банкиры.

В Гражданском кодексе прописано, что человек может быть признан недееспособным или ограниченно дееспособным вследствие психического расстройства. Факт недееспособности устанавливает суд, которому предшествует психиатрическая экспертиза.

— Недееспособные лица не несут в соответствии с законодательством ответственности за свои действия, поэтому необходимо задуматься о соблюдении прав пострадавших граждан, как дееспособных, так и недееспособных, и учесть интересы банков, — говорит председатель коллегии адвокатов «Вашъ юридический поверенный» Константин Трапаидзе.

Анатолий Аксаков отмечает, что банки, столкнувшиеся с подобными случаями, несут значительные издержки.

— Если кредитная организация откажется возвращать средства, может последовать судебный процесс, а это затраты на адвокатов и потеря времени. Возврат же средств — это также издержки. Средства, которые недееспособный перевел физлицу или в адрес какой-либо компании, вряд ли будут безоговорочно отданы по требованию банка. Последует разбирательство, которое в конечном счете также может привести к судебным баталиям. Вновь потеря времени и средств, — рассказал он.

Аксаков обращает внимание и на тот факт, что пока речь идет о простейших операциях (денежные переводы), в дальнейшем практика может захватить более сложные банковские продукты (те же кредиты).

Наполняться база может данными из психоневрологических диспансеров (ПНД). ПНД также обладают информацией о судебных решениях по дееспособности гражданина. В настоящее время получить сведения из ПНД можно только по запросу суда, однако при трудоустройстве работодатель вправе потребовать от самого сотрудника справку из ПНД о состоянии здоровья. Данные о недееспособных нужно только структурировать, перевести в электронный вид и прописать соответствующее программное обеспечение. По словам депутата, во избежание нарушения медицинской тайны база должна быть для внутреннего пользования банкиров.

По сути для банка важен лишь сам факт, является ли человек психически нездоровым или нет, говорит Аксаков.

— Точный диагноз вряд ли будет необходим кредитным организациям. База должна выдавать короткий и четкий ответ — да или нет — на запрос о дееспособности гражданина, — считает он.

— Если информация подтверждается и человек недееспособный, то суммы переводов следует возвращать, — продолжает Аксаков. — Если нет — стоит задуматься об обращении в правоохранительные органы с целью проверки добросовестности самих «родственников». Ведь речь идет о фальсификации документов. При необходимости таких родственников следует привлекать к ответственности по ст. 159 УК РФ «Мошенничество» со всеми вытекающими последствиями.

Участники рынка и юристы высказались в пользу создания базы данных психически нездоровых граждан.

— В случае если данная инициатива будет на законодательном уровне обеспечена действенными механизмами защиты информации, то создание такой базы будет способствовать борьбе с мошенничеством в банковской и иных сферах, — говорит управляющий партнер московского офиса AstapovLawyers Денис Быков. — Это актуально для ситуаций, когда недееспособные граждане не несут ответственности за свои действия, чем пользуются мошенники.

Трапаидзе подчеркивает, что медицинская тайна при создании базы будет нарушена только в том случае, если информация станет открыта для всех.

Начальник управления верификации и андеррайтинга банка «Стройкредит» Григорий Перепелов обращает внимание на то, что обновление информации о недееспособных возможно только в случае наличия общефедерального единого ресурса. Можно было бы сделать единый госресурс с предоставлением платных ключей для банков и предоставлять онлайн-справки по запросам, предложил эксперт.

Еще один вариант — чтобы сведения о психически нездоровых стекались в бюро кредитных историй.

Юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Станислав Валуев предлагает создавать базу душевнобольных на основе базы электронных судебных актов (недееспособность устанавливается решением суда).

— Для этого достаточно выделить в отдельную тему судебные акты, которые устанавливают недееспособность граждан, — уточняет Валуев.

Категорически против создания базы данных высказываются только врачи.

— Создание базы данных душевнобольных для пользования банков, даже внутреннего, противоречит врачебной этике, — прокомментировал инициативу Аксакова руководитель одной из психиатрических клиник Москвы на условиях анонимности.

Анастасия АЛЕКСЕЕВСКИХ, Татьяна ШИРМАНОВА