Банки утроили просрочку

27.04.2011 23:03

У корпоративных заемщиков истек срок годности

В первом полугодии российские банки столкнулись с существенным ухудшением качества корпоративных кредитных портфелей, констатировал ЦБ. Темпы роста просроченной задолженности оказались втрое выше, чем годом ранее. Банкиры проблем в собственных банках не признают, списывая все на неоправданную реструктуризацию плохих долгов, проведенную своими же коллегами в кризис.
В первом полугодии 2012 года объем просроченной задолженности по корпоративным кредитам увеличился на 12,3%, до 923,8 млрд руб., темпы роста за аналогичный период прошлого года были в три раза ниже. Такие подсчеты содержатся в обзоре финансового рынка за первое полугодие 2011 года, подготовленном ЦБ.

Доля просроченных корпоративных кредитов в их суммарном объеме также увеличилась — до 4,9% против 4,64% на начало года. «Рост абсолютного объема просроченной задолженности по кредитам нефинансовым организациям и ее доли в соответствующем кредитном портфеле свидетельствует об ухудшении ситуации с платежеспособностью заемщиков — юридических лиц»,— предостерегает регулятор. Как следствие, за шесть месяцев текущего года объем резервов на возможные потери по судам корпоративным заемщикам увеличился на 27,5%, в то время как за аналогичный период прошлого года прирост составил лишь 11,6%, подсчитали в Банке России. С качеством розничных кредитов особых проблем регулятор не видит. Впрочем, их масштаб в любом случае был бы несравнимо меньше, чем в корпоративном кредитовании, на которое приходится более 60% всех ссуд, выданных российскими банками.
Интересно, что банкиры, комментируя качество собственных корпоративных портфелей, беспокойства ЦБ не разделяют. «У нас доля NPL (неработающих кредитов.— «Ъ»), наоборот, падает, в основном из-за того, что портфель кризисных кредитов сокращается»,— отмечает зампред правления ВТБ Герберт Моос. «У нас просроченная задолженность по корпоративным кредитам сократилась не только в относительном, но и в абсолютном выражении»,— указывает финансовый директор Сбербанка Александр Морозов, ссылаясь на опубликованную вчера отчетность (см. материал на этой странице). Крупные банки видят причину бед в результатах более мелких коллег. «У нас проблем с просрочкой нет, что обосновано высоким качеством корпоративного портфеля»,— указывает зампред правления Нордеа-банка Михаил Поляков. Источник проблем следует искать в кредитах малого и среднего бизнеса, в этом сегменте традиционно наблюдаются проблемы с рефинансированием кредитов при одновременных кризисных явлениях, говорит он.
При этом банки, работающие в сегменте малого и среднего бизнеса, причиной тревожной статистики ЦБ считают именно крупных игроков. «Обычно крупный бизнес, работающий на грани рентабельности, проседает в ходе кризиса больше и быстрее, наши же клиенты работают в тех сегментах, для которых незначительное снижение маржинальности не носит пагубного характера»,— констатирует зампред правления СДМ-банка Вячеслав Андрюшкин. Поддерживает коллегу и вице-президент по развитию малого бизнеса Юниаструм-банка Светлана Чубакова: скорее всего, речь идет о крупных дефолтных сделках, которые повлияли в целом на рынок. «У нас же динамика роста просрочки не идет вразрез с ростом портфеля, уровень просрочки стабильный и управляемый»,— говорит она.
Впрочем, в одном небольшие и крупные участники рынка все же сходятся: рост просрочки — результат неоправданной реструктуризации, проводившейся некоторыми банками в кризис. «Думаю, в ряде случаев имело место запоздалое раскрытие информации о состоянии портфеля некоторыми банками,— говорит Александр Морозов.— Отдельные игроки были заинтересованы в том, чтобы скрывать реальное положение дел после кризиса, не признавая проблемы и не создавая резервы, поскольку не желали уменьшать прибыль». Впрочем, называть банки, скрывавшие реальный масштаб проблем, банкиры категорически отказываются. Стремление банков к большей откровенности в отчетности главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин связывает с ростом зависимости от рефинансирования банков в ЦБ. «Для упрощения процедуры получения средств банки могли начать более прозрачно раскрывать реальное положение дел в своих балансах»,— указывает он.
Ольга ШЕСТОПАЛ