Банки набили Кайманы

22.05.2010 11:35

Новые компании уходят в офшорные зоны

Количество регистраций новых компаний в офшорных зонах растет во всем мире. Аналитики объясняют это тем, что компании начинают приспосабливаться к ужесточению контроля регуляторов и находят способы использовать офшоры с учетом новых требований.

BVI против Сейшелов

В середине ноября одна из крупнейших в мире компаний, специализирующихся на предоставлении консалтинговых и юридических услуг по офшорным зонам, базирующаяся на Бермудах Appleby Global, опубликовала отчет, в котором сообщила, что за первые шесть месяцев 2012 года в офшорных зонах было зарегистрировано 41 556 новых компаний. Это на 9% больше, чем за предыдущие шесть месяцев, то есть во второй половине 2011 года. Лучшую динамику продемонстрировали такие известные офшорные зоны, как Британские Виргинские Острова (BVI) и Каймановы острова,— в первой половине года там зарегистрировалось соответственно на 10% и 13% больше новых компаний, чем за предыдущие шесть месяцев. Самым популярной зоной являются Британские Виргинские Острова — там в первой половине года зарегистрировано 33 065 новых компаний, что в несколько раз превышает количество регистраций на идущих вторыми Каймановых островах (4794; подробнее — см.

 карту). Исследователи считают, что это прежде всего объясняется все большей доступностью услуг и необходимых специалистов — юристов, специалистов в организации трастовых предприятий, банковских служащих.

Исследователи Appleby Global отмечают, что в последнее время заметно растет популярность такой офшорной зоны, как Сейшельские Острова, хотя за первую половину этого года точных данных по регистрации там новых компаний пока нет, сообщается, что только в 2010—2011 годах количество новых компаний, зарегистрировавшихся там, выросло на 20%. Отмечается, что Сейшелы, также как и Маврикий, в последнее время привлекают все больше компаний, работающих в Африке, тогда как до последнего времени там регистрировались предприниматели из Азии.

Кризис и регуляторы

После кризиса 2008 года власти ряда стран мира решили серьезно ужесточить контроль над офшорами для повышения налоговых сборов. В 2009 году Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) сформулировала новые критерии в отношении информационной открытости офшорных зон. В апрельском отчете Центра ситуационного анализа РАН подчеркивается, что «офшорные зоны в своем большинстве идут на принятие требований ОЭСР и берут на себя обязательства в отношении налоговой прозрачности, хотя борются за сохранение своего права на нулевую либо пониженную налоговую ставку; с 2009 года в мире было заключено более 700 договоров об обмене налоговой информацией».

Летом исследовательская организация Tax Justice Network опубликовала исследование, в котором говорится, что только по состоянию на конец 2010 года обеспеченные граждане разных стран мира прячут в офшорах активы на общую сумму от $21 трлн до $32 трлн, что сопоставимо с совокупным объемом ВВП США и Японии. Автор исследования Джеймс Генри заявил тогда: «Само существование глобальной офшорной индустрии и свободных от налогообложения огромных средств многих состоятельных людей основано на секретности — именно такие услуги предоставляет данная индустрия, помогающая управлять частным капиталом, стекающимся со всей планеты из всевозможных источников». Проанализировав данные Всемирного банка, МВФ, ООН и центробанков ряда стран, исследователи Tax Justice Network подсчитали, что только за один 2010 год около 50 крупных частных банков в совокупности управляли $12 трлн средств своих клиентов посредством трансграничных сделок и транзакций, включая использование всевозможных трастов и фондов, тогда как в 2005 году объем этих средств составлял вдвое меньше — $5,4 трлн.

На прошлой неделе стало известно, что Еврокомиссия готовит новые планы по борьбе со схемами уклонения от уплаты налогов, которые, по некоторым оценкам, обходятся ЕС в $60 млрд. По данным Financial Times, ссылающейся на источники в Еврокомиссии, власти хотят, чтобы страны ЕС пришли к общему пониманию того, что считать «налоговым убежищем», и определить список этих стран и территорий. После этого в рамках ЕС планируется принять скоординированные меры по подписанию с этими странами или территориями соответствующих соглашений об обмене информацией, благодаря которым можно будет ужесточить контроль над деятельностью европейских компаний в этих юрисдикциях и минимизировать налоговые потери для ЕС.

Американские власти также активно борются против схем по уклонению от уплаты налогов при помощи офшоров. В марте 2010 года в США был принят закон о налогообложении иностранных счетов (Foreign Account Tax Compliance Act — FATCA). В соответствии с ним зарубежным банкам рекомендуется докладывать в Федеральную налоговую службу США обо всех находящихся у них счетах американских граждан, а также обо всех операциях по этим счетам, включая снятие или пополнение средств, получение выписок со счетов и т. д. В случае невыполнения этих рекомендаций американские власти могут потребовать от банков выплатить 30-процентный налог с прибыли на операции с активами американских граждан. Самим американским владельцам таких счетов на сумму не менее $50 тыс. рекомендуется докладывать о них в налоговые органы. При невыполнении этих требований власти могут потребовать уплатить 40-процентный налог с незадекларированной суммы или на прибыль по операциям с активом. С момента принятия этого закона власти Франции, Германии, Великобритании, Испании, Швейцарии и Японии согласились сотрудничать в этой области с американскими властями. В настоящее время происходит процесс окончательного юридического оформления двусторонних соглашений этих стран с США. Уже в конце прошлого года в германской прессе появились сообщения о том, что некоторые европейские банки начали отказываться от предоставления брокерских услуг для граждан США, поскольку выполнение предписаний FATCA является для банков чересчур затратным и трудоемким. Со ссылкой на источники Financial Times Deutschland сообщила, что прекратить частные инвестиционные программы для граждан США решили в немецких HypoVereinsbank и Deutsche Bank, британском HSBC, швейцарском Credit Suisse. При этом банки заявляют, что они продолжат предоставлять американцам такие традиционные банковские продукты, как депозиты и сберегательные счета.

В начале ноября гонконгская консалтинговая компания Offshore Incorporations Group опубликовала ежегодное исследование «Возможности и проблемы офшорной индустрии», в рамках которого она опрашивает своих клиентов о состоянии этой индустрии и влиянии текущих событий на их офшорный бизнес. Если в прошлом и позапрошлом годах участники исследования серьезно опасались, что ужесточение контроля над офшорами со стороны развитых стран негативно отразится на их операциях в офшорах, то теперь большинство опрошенных дали понять, что они начали приспосабливаться к новым порядкам. На вопрос «Отметили ли вы замедление вашего офшорного бизнеса из-за растущего числа принятых соглашений об обмене налоговой информацией и двойном налогообложении?» лишь 20% ответили утвердительно, остальные 80% — отрицательно.

Исследователи Offshore Incorporations Group отмечают растущий интерес бизнеса к регистрации на территориях, которые не относятся к офшорам, в первую очередь в Сингапуре и Гонконге, где есть сочетание относительно льготного (по сравнению с западными странами) режима налогообложения, хорошо налаженной системы оказания юридических и финансовых услуг и благоприятный финансовый климат. Из-за такого промежуточного состояния между классическими офшорами и территориями с обычным налоговым режимом некоторые специалисты называют такие юрисдикции «мидшорами» (mid-shore). В Европе к такому виду территорий нередко относят Кипр, Мальту, Люксембург и Ирландию. По результатам исследований, к 2020 году такие «мидшоры» смогут если не заменить классические офшоры, то по крайней мере значительно увеличить свою привлекательность в глазах компаний, стремящихся, с одной стороны, оптимизировать свои издержки, а с другой — не опасаться возможных преследований со стороны властей или негативного общественного мнения в случае регистрации подразделений на территории «классических» офшоров.

Проведя опрос среди своих клиентов, Offshore Incorporations выяснила, что сейчас большинство участников исследования считают наиболее привлекательной территорией с точки зрения защиты активов Британские Виргинские Острова, однако к 2020 году наиболее привлекательной территорией для этого станет Сингапур. С точки зрения управления средствами сейчас наиболее удобными участники опроса считают Каймановы острова, а к 2020 году таким местом может стать Ирландия. С точки зрения индивидуального налогового планирования участники опроса Offshore Incorporations считают наиболее удобными Британские Виргинские Острова, а к 2020 году такой территорией, по их мнению, может стать Сингапур.

Бермуды и Восточная Европа

Если предприниматели, работающие в Африке, все чаще предпочитают регистрировать свои офшорные компании на Сейшелах и Маврикии, бизнес, работающий в странах Восточной Европы, предпочитает Британские Виргинские и Бермудские острова. В отчете Appleby Global применительно к Бермудским островам говорится: «В последние 12 месяцев мы отметили значительный интерес к образованию трастов и дочерних компаний для крупных транзакций с активами и финансирования инфраструктурных проектов в Восточной Европе». Исследователи считают, что популярность Бермудских островов для регистрации новых компаний продолжит расти, поскольку эта зона «всегда обладала репутацией хорошо регулируемого района для международного бизнеса», а местные власти ведут постоянный диалог с международными регуляторами для совершенствования законодательной базы.

Говоря о Британских Виргинских Островах, исследователи отметили следующее: «Мы наблюдаем тенденцию, при которой происходит регистрация новых компаний, работающих в информационном и технологическом секторах, а также в сфере добычи природных ресурсов, особенно заинтересованных в работе на таких рынках, как Африка, Латинская Америка, Восточная Европа, Монголия и Австралия».

Отвечая на вопрос «Ъ» о том, как можно охарактеризовать динамику новых офшорных регистраций со стороны российских компаний, автор исследования Фэра Бэлландс, партнер и руководитель международного управления по фидуциарным и административным услугам Appleby Global, заявила: «К сожалению, источники наших исследований не позволяют четко выделить место происхождения той или иной компании. Однако исходя из полученного опыта можно сказать, что количество офшорных регистраций со стороны компаний из Восточной Европы и/или России увеличивается по мере улучшения экономической ситуации. По мере того как профессионалы в этих частях мира лучше осознают возможности использования регистрации в офшорах, это количество будет расти».

В целом исследователи отмечают, что по сравнению с 2009—2010 годами число новых офшорных компаний продолжает уверенно расти, постепенно приближаясь к величинам 2008 года, которые были достигнуты в преддверии обострения мирового финансового кризиса. По словам госпожи Бэлландс, «наблюдается более позитивная тенденция, особенно по сравнению с недавним прошлым».

Вопрос цены

Артуро Брис, профессор школы бизнеса IMD (Лозанна, Швейцария)

Довольно сложно дать точную оценку тому, насколько распространенным становится использование банками офшоров, есть довольно простое доказательство того, что компании из таких стран, как Великобритания, Сингапур, ОАЭ и Бразилия, все чаще регистрируют подразделения в офшорах.

Раньше офшоры помогали компаниями экономить время и избегать чрезмерной бюрократической нагрузки в странах их основного пребывания. В исследовании Марко Брехта, опубликованном в 2008 году бельгийским Universite Libre de Bruxelles, показано, что на территории Европы компании предпочитали регистрироваться в тех местах, где существовали минимальные требования к наличию капитала, а сам процесс регистрации осуществлялся оперативно.

Я полагаю, что возвращение офшорных компаний в наше время, в период после банкротства Lehman Brothers, происходит во многом по причине «налогового вопроса». По мере того как кризис накладывает все больший отпечаток на корпоративный сектор, компании ищут для себя лучшие налоговые варианты. Такие выражения, как «двойной ирландец» или «голландский сэндвич», стали весьма распространенными среди компаний, которые используют регистрацию в офшорах, чтобы избежать уплаты не любимого ими налога на корпорации. Такие механизмы дают возможность использовать лазейки в законодательстве и различные налоговые режимы, что позволяет компании, например, отчитываться об убытках в одной юрисдикции, а о прибылях — в другой.

В апреле The New York Times даже описала механизм того, как Apple Inc. уклонялся от уплаты налогов в Калифорнии при помощи сложной схемы, известной как «двойной ирландец с голландским сэндвичем» (путем регистрации одного из офисов в штате Невада.— «Ъ»), что еще раз говорит о том, что компании все чаще предпочитают использовать «офшорные методы» даже в пределах своих собственных стран.

В свете тенденции росту популярности офшоров я могу сказать, что в данном процессе есть две движущие силы. Первая — стремление властей увеличить поступления от налогов с корпораций в самое ближайшее время. Этот процесс уже начался во Франции и Португалии. По мере роста фискального давления налоговые органы будут таким образом косвенно выталкивать компании из своих страны в офшорные юрисдикции. Второй движущей силой являются новые законы в тех странах, которые борются против регистраций в офшорах. Самым важным из таких положений является американский закон о налогообложении иностранных счетов, который обязывает финансовые компании напрямую передавать в Федеральную налоговую службу информацию о финансовых счетах, находящихся во владении иностранных структур, где американские налогоплательщики обладают существенным пакетом акций или долей.

Сергей Минаев, обозреватель

Появление офшоров современного типа совпало с мировым экономическим кризисом, начавшимся в 1929 году, а также с мерами, принятыми американскими властями для помощи американской экономике,— предполагалось, что богатые американцы помогут своими налоговыми деньгами эти меры профинансировать. Один из друзей президента Франклина Рузвельта, пришедшего к власти после начала кризиса и взявшегося этот кризис преодолеть, вспоминал, как богатый американский финансист сказал ему за стойкой парижского бара: «Все мои деньги я перевел на Багамы, и они останутся там, пока этот ублюдок остается в Белом доме».

В России многое объяснялось тем, что промышленно-финансовые империи, достигшие расцвета к концу 90-х, не доверяли российской банковской системе — хотя бы потому, что в начале десятилетия участники этих империй сами занимались банковским бизнесом и знали, что в этом бизнесе почем. Филиалы иностранных банков в России открывать было запрещено. Поэтому необходимо было любой ценой получить доступ к мировой банковской системе за границей. А как его получить? Проще всего через офшоры, где легко открывать счета иностранцам. Не следует забывать, что в офшорах большинство банков как раз являются филиалами крупнейших западных. Поэтому когда крупные российские предприниматели сейчас рассказывают о том, что все сделки по приобретению или продаже активов в России проводились через офшорные банки, они с таким же успехом могли бы говорить о том, что они проводились через известнейшие западные банки.

Не следует забывать и о том, что и в 1990-2000-е годы офшоры пользовались поддержкой США, власти которых стояли на той точке зрения, что каждая страна может иметь такую налоговую систему, какую хочет. Американский исследователь Чарльз Адамс предложил такое объяснение американской терпимости: «Преимущества офшоров для американского правительства перевешивают недостатки. Недостатки — потеря налоговых доходов. А преимущества — приток иностранного капитала. Значительная часть этого капитала происходит из стран, где в той или иной степени имеется контроль над международным движением денег и где среди предпринимателей принято нарушать этот контроль. Ну и как деньги этих нарушителей попадают в США? Через сотни банков на Кайманах, Багамах или в Гонконге».

А в России как раз имелся контроль над международным движением денег. И все предприниматели в 1990-е годы не верили в рубли, а верили только в доллары. А зачем держать доллары в России, когда их можно держать в офшорах? Заметим, что в 2002 году на конференции в Лондоне по отмыванию денег глава второго европейского департамента МВФ Джон Одлинг-Сми (который, собственно, в 1990-е годы и отвечал за российские реформы) подчеркнул, что в России бегством капитала следует считать даже приобретение гражданами долларов в обменном пункте. Но гражданам в 1990-е и 2000-е годы было трудно довести бегство капитала до логического офшорного финала, а предприятиям относительно легко.

«Нынешняя ситуация с офшорами похожа на многослойный пирог»

Джеймс Генри, экономист, управляющий директор консалтинговой компании Sag Harbor Group, член управляющего совета Tax Justice Network USA

— Как бы вы охарактеризовали нынешнюю ситуацию с использованием офшорных зон?

— В 1970-х годах было всего 15 так называемых секретных юрисдикций, а сейчас таких уже 82. В интернете существует ресурс http://www.secrecyjurisdictions.com, где можно увидеть такие юрисдикции, ранжированные по индексу финансовой секретности (составленной Tax Justice Network.— «Ъ»). Благодаря развитию технологий, позволяющих с легкостью совершать финансовые операции на большом расстоянии, управлять офшорными счетами стало намного легче. Мы можем делать это в реальном времени и находиться при этом, как я сейчас, в Нью-Йорке, а вы — в Москве.

Здесь есть несколько причин. Во-первых, есть транснациональные корпорации, например Google или Pfizer, которые регистрируют юридические лица в таких местах, как Бермудские острова,— в этом случае мы говорим о попытках уклонения от уплаты налога на корпорации и налога на прибыль. Во-вторых, крупные банки используют регистрацию подразделений в офшорах, например на Каймановых островах, чтобы через них привлекать финансирование и при этом минимизировать налоговую нагрузку на привлеченные средства. В-третьих, в последнее время мы наблюдаем существенный вывод частного капитала — с одной стороны, из таких стран, как Испания, Италия или Греция, а с другой — из материкового Китая, для чего нередко используется остров Тортола (Британские Виргинские острова.— «Ъ»), потому эти средства реинвестируются в Китай через регистрацию в Гонконге. Если выражаться образно, я бы сказал, что нынешняя ситуация с офшорами похожа на многослойный пирог.

— Как вы оцениваете инициативы властей США и европейских стран по ужесточению контроля за регистрацией компаний в офшорах?

— Эти инициативы могли бы иметь реальный эффект, однако намного раньше этих инициатив начался процесс конкуренции разных стран и территорий за более привлекательные условия для ведения и регистрации бизнеса, в том числе с налоговой точки зрения. Исходя из этого, состоятельный человек, например из Мексики, может варьировать разные юрисдикции для выполнения своих целей. В этой связи необходимо более тесная координация действий на международном уровне и не только для сотрудничества в деле обмена и предоставления информации, но и в деле внесения соответствующих изменений в налоговое законодательство так, чтобы налоговые законодательства разных стран не конкурировали друг с другом и средства не выводились из таких стран, как, например, Россия.

— Как бы вы оценили нынешнюю ситуацию в России?

— Мне кажется, необходимо активно идти по пути создания системы реестра бенефициарных владельцев. Например, у нас есть соответствующие законы, обязывающие реальных бенефициаров раскрывать информацию о том, какие трастами или фондами они владеют, чтобы такая информация была доступна не только корпоративным юристам или компаниям, регистрирующим данный траст. Но если говорить о структурных причинах вывода капитала, то в России необходимо создавать среду, благоприятную для ведения бизнеса, а это целый комплекс мер — политических, экономических, законодательных и т. д. Если у властей есть реальное желание воспрепятствовать выводу капитала из страны, то необходимо создать условия, при которых инвесторы не искали бы возможности заработать или сохранить свои средства за границей.

«Ситуация с регистрацией новых офшоров российскими собственниками пока никак не меняется — ни в лучшую, ни в худшую сторону»

Игорь Басаргин, управляющий партнер Incor Alliance Law Office

— Насколько оправдан в текущей макроэкономической ситуации рост числа новых офшорных компаний?

— Я считаю, что в данной ситуации такой процесс неизбежен. По мере усиления кризисных явлений в экономике инвестфонды, частные банки и другие компании пытаются минимизировать свои издержки и издержки своих клиентов, поэтому мы и наблюдаем определенное увеличение числа новых офшорных компаний. Впрочем, этот процесс начался не вчера. Компании уже довольно давно пытаются использовать легальные возможности минимизации и оптимизации налоговых отчислений. В последнее время многие страны, испытавшие последствия финансового кризиса, а сейчас нуждающиеся в увеличении поступлений в свой бюджет, пытаются сделать все, чтобы увеличить налоговые сборы. В связи с этим вполне целесообразно желание многих компаний оптимизировать расходы путем возможной налоговой оптимизации, в том числе используя как средство такой оптимизации офшорную компанию.

— Как вы оцениваете попытки американских и европейских властей вывести активы из офшоров путем подписания соглашений об обмене?

— Действительно, налицо явная тенденция ужесточения контроля за офшорами и другими территориями, дающими право на льготное налогообложение. Многие страны, как, например, США или страны-члены Европейского союза, уже сделали довольно много для того, чтобы усложнить перевод средств или операции с офшорными зонами. Так, например, с начала этого года в Португалии были приняты меры по введению на португальском острове Мадейра налога у источника выплаты дохода при перечислении средств в пользу офшорных компаний или компаний из стран, с которыми отсутствуют подписанные соглашения об избежании двойного налогообложения. Следует сказать, что до последнего времени остров Мадейра благодаря особенностям местного налогового законодательства пользовался популярностью у российских и европейских бизнесменов для целей аккумулирования и последующего распределения средств в пользу акционеров, расположенных в том числе и в офшорных зонах. В отношении последнего теперь такой путь закрыт путем введения соответствующего налога. Все чаще власти европейских стран обязывают свои компании давать экономическое обоснование регистрации тех или иных подразделений группы компаний холдинга на территориях со льготным налогообложением, как, например, Швейцария. Если выясняется, что у компании-получателя средств отсутствуют коммерческая деятельность и такая компания имеет в данной стране только адрес регистрации, налоговые органы могут отказать в применении налоговых льгот при перечислении средств в рамках одной группы холдинга, сославшись на принцип злоупотребления правом.

— Есть ли такие попытки со стороны российских властей? Насколько они эффективны?

— У нас тоже, хотя и с некоторым опозданием, такие меры принимаются. В 2010 и 2011 годах министром финансов РФ были подписаны протоколы о внесении изменений в соглашения об избежании двойного налогообложения, в том числе предусматривающие упрощение процедуры обмена налоговой информацией между российскими властями и властями соответствующего государства. Такие протоколы были подписаны, например, с Республикой Кипр и Швейцарской Конфедерацией. Сейчас движение в этом направлении продолжает и Росфинмониторинг.

Ситуация осложняется тем, что у нас пока нет достаточной законодательной базы, которая позволила бы разработать конкретные требования к компаниям, подобные тем, что существуют в Европе. Требования, позволяющие обязать компании обосновывать с экономической точки зрения регистрацию того или иного подразделения на какой-либо зарубежной территории, а также составить четкий список признаков, которые бы помогали понять, действительно ли подразделение или дочерняя структура российской компании в какой-либо стране со льготным налогообложением выполняет организационные, операционные или производственные функции или просто существует на бумаге.

— Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию вокруг регистрации офшоров российскими собственниками — их число растет? Не меняется? Снижается?

— Я считаю, что в связи с вышеперечисленными причинами в России ситуация с регистрацией новых офшоров российскими собственниками пока никак не меняется — ни в лучшую, ни в худшую сторону. Действительно, наши власти уже делают целенаправленные шаги в сторону ужесточения контроля, применяя в том числе опыт европейских стран.

Однако бизнес тоже не стоит на месте, и компании все также ищут способы законной оптимизации налоговых отчислений с учетом меняющейся обстановки, хотя делать это, безусловно, становится все труднее.

Евгений ХВОСТИК