Банк России попал под надзор

18.12.2010 20:57

Статус регулятора обошелся ему в 1,8 млрд рублей

Спор между АСВ и ЦБ о правомерности внеочередного погашения Межпромбанком почти 2 млрд рублей регулятору незадолго до отзыва лицензии набирает обороты. На днях ЦБ проиграл это дело не только в первой инстанции, но и в апелляции. Причиной проигрыша Банка России стал, как ни парадоксально, его статус. Суд не поверил, что орган банковского регулирования и надзора мог не знать о том, какая на самом деле ситуация у подотчетного ему банка. До сих пор из-за своего статуса регулятора ЦБ дела не проигрывал.

Полный текст решения суда апелляционной инстанции по спору АСВ с ЦБ об истребовании с последнего в конкурсную массу Межпромбанка 1,8 млрд руб.

на днях был опубликован на сайте Высшего арбитражного суда. В апелляции, как и в суде первой инстанции (см. «Ъ» от 22 июня), ЦБ проиграл АСВ. Однако аргументация 9-м арбитражным апелляционным судом своего решения была гораздо более жесткой и развернутой, чем та, которую обнародовал Арбитражный суд Москвы несколькими месяцами ранее. Кроме уже использованных аргументов о том, что ЦБ знал о предбанкротном состоянии МПБ из поданных в суды исков других кредиторов банка, а также из официальных сообщений рейтинговых агентств, судьи привели новый в этом деле, но очевидный и от этого еще более неприятный для Банка России аргумент. Они указали на статус ЦБ как органа банковского регулирования и надзора, который не может не знать, что происходит в банке, а с таким знанием первоочередное удовлетворение своих требований незаконно.

«Контроль за деятельностью кредитных организаций с целью выявления рисков, угрожающих правам и законным интересам вкладчиков и кредиторов, в том числе финансовых рисков, связанных с возможной неплатежеспособностью кредитных организаций, является обязанностью Банка России»,— говорится в решении суда. Учитывая это, Банк России должен был быть осведомлен об обстоятельствах, позволяющих сделать вывод о наличии у МПБ признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества МПБ, заключили судьи. До сих пор аргумент о том, что ЦБ недостаточно хорошо надзирает за банками и отсюда их многочисленные банкротства, использовали лишь недовольные клиенты, потерявшие средства в кредитных организациях, лишившихся лицензий, но не суды. Теперь же суд фактически поставил регулятора перед дилеммой: либо он не знал, что происходит, потому что недостаточно хорошо исполнял свои надзорные обязанности, либо знал, но возвращал свои средства в обход других кредиторов.

1,8 млрд руб. ЦБ получил от МПБ в период с конца июня 2010 года, когда начал рассматривать вопрос о реструктуризации долга банка на 32 млрд руб. по выданному в кризис беззалоговому кредиту, и до начала октября 2010 года, когда лицензия МПБ была отозвана. Доводы истца в лице АСВ сводились к тому, что ЦБ, списывая средства с корсчетов МПБ в погашение своих требований, не мог не знать о том, что банк находится на грани краха, не платит другим кредиторам и не проводит платежи. Потому, пришло к выводу АСВ, получая от банка средства в уплату по собственному кредиту, ЦБ удовлетворял свои требования в предпочтительном по отношению ко всем остальным кредиторам МПБ порядке. По закону о банкротстве такие сделки подлежат признанию недействительными.

Какой будет реакция Банка России в сложившейся ситуации — пока неясно. Там не стали официально комментировать планы дальнейшего судебного разбирательства с АСВ до ознакомления с полным текстом решения апелляции. Но, по сведениям «Ъ», ЦБ с большой долей вероятности в этом споре будет судиться и дальше. «Для Банка России это репутационно важный вопрос»,— поясняет один из собеседников «Ъ».

Эксперты и участники рынка с аргументацией суда, напротив, в большинстве своем согласны. «Наконец, официально появилась формулировка, правильно описывающая происшедшее,— говорит партнер адвокатского бюро «Партнерство правовой помощи» Сергей Романов.— Учитывая количество надзирающих и число ревизий, которым подвергаются обычные банки, не из числа неприкасаемых, сложно понять, как регулятор может не знать, что происходит у его подопечных, и уж тем более объяснить то, что произошло в МПБ». По его мнению, если ЦБ будет продолжать спор и дальше и примененный апелляционным судом подход устоит в кассации, на него, несмотря на непрецедентность российского права, смогут ориентироваться суды и по другим делам. «Бывает, что судьи учитывают и аргументацию апелляции по важным делам, но обычно принято ссылаться на решения кассации»,— рассуждает господин Романов. Если же дело дойдет до ВАС и ЦБ проиграет, этот пример станет и вовсе хрестоматийным, а для самого регулятора будет хорошим уроком, заключает он.

Юристы не исключают, что, если позиция апелляции устоит в более высоких судебных инстанциях, к ЦБ могут быть поданы и другие иски, подкрепленные аналогичной аргументацией. В частности, вопросы у участников рынка вызывает ситуация вокруг АМТ-банка. «Победа над надзорным органом может воодушевить и других недовольных действиями ЦБ»,— говорит руководитель банковской практики «Пепеляев групп» Лидия Горшкова. Впрочем, по ее мнению, основным пользователем итогового решения будет все-таки АСВ, поскольку является конкурсным управляющим большинства банкротящихся банков и имеет опыт соответствующих разбирательств. В АСВ вчера не стали комментировать перспективы подачи аналогичных исков к ЦБ по другим банкротящимся банкам. Впрочем, по сведениям «Ъ», в отношении того же АМТ-банка перспектива такого разбирательства гораздо менее очевидна — хотя бы потому, что картотеки (неисполненных клиентских платежей) у него перед отзывом лицензии не было.

Светлана ДЕМЕНТЬЕВА

см.  Международный Промышленный Банк в «Книге Памяти»