Банк Москвы простился с экзотикой

19.01.2011 12:08

Ипотеку во франках и иенах заемщики обменяли на рубли под 5,5% годовых

Решение проблемы ипотечных заемщиков, взявших до кризиса кредиты в экзотических валютах — швейцарских франках и японских иенах,— обошлось Банку Москвы в сотни миллионов рублей. Из-за роста курсов этих валют к рублю почти вдвое треть заемщиков, более тысячи человек, не смогли оплачивать свои кредиты. Чтобы вернуть их к нормальному обслуживанию долга, банку в большинстве случаев пришлось конвертировать экзотическую валюту в рубли по ставке 5,5%.
Банк Москвы подвел предварительные итоги программы реструктуризации для заемщиков, бравших до кризиса ипотечные кредиты в швейцарских франках и японских иенах. Эта программа была запущена в ноябре прошлого года в связи с тем, что многие заемщики не смогли обслуживать такие кредиты из-за резкого (почти вдвое) роста курсов этих валют к рублю с момента запуска экзотической ипотеки в 2007—2008 годах. Как рассказал «Ъ» руководитель управления ипотеки Банка Москвы Олег Пятлин, заявки на льготную реструктуризацию экзотической ипотеки подали около трети всех заемщиков, имевших такие кредиты.

Всего в Банк Москвы поступило 1350 заявок, из которых 1100 были удовлетворены. «Около 250 заемщиков получили отказ, потому что данная программа имела в первую очередь социальную задачу и была рассчитана на тех, у кого соотношение платежа по кредиту и дохода выросло до критического уровня и не позволяло нормально обслуживать кредит. Те, кто получил отказ, имели достаточный уровень доходов, их положение не было критическим»,— пояснил господин Пятлин. По его словам, 500 клиентов уже прошли процедуру реструктуризации, в результате чего объем кредитов, номинированных в франках и иенах, в рублевом выражении сократился примерно на 3 млрд руб., до 9 млрд руб. «После того как будет завершен процесс переоформления кредитов по всем остальным одобренным заявкам, мы ожидаем его сокращения еще вдвое»,— добавил Олег Пятлин.
80% заемщиков, получивших одобрение по программе льготной реструктуризации ипотеки в экзотической валюте, предпочли конвертировать свои кредиты в рубли. Лишь 20% сохранили валюту кредита, решив не фиксировать сумму кредита по высоким курсам. По данным ЦБ, в пятницу швейцарский франк стоил 32,4 руб., японская иена — 40,11 руб., в то время как на аналогичную дату 2007 года они оценивались в 21,2 руб. и 21,18 руб. соответственно. Чтобы достичь заявленной цели — платеж по кредиту не больше, чем если бы клиент изначально взял ипотеку в рублях,— Банку Москвы пришлось значительно снизить ставки заемщикам, конвертировавшим кредиты в рубли. Средняя ставка после конвертации кредитов в рубли составила 5,5%, что даже ниже первоначальных ставок в экзотических валютах (6—8% годовых). Для сравнения: среднерыночные ставки по ипотечным кредитам, выданным с начала года, по данным на 1 июля, составляли 12,1%. Ставка по рублевой ипотеке 5,5% — это ниже себестоимости, оценивает директор департамента розничных продуктов и технологий Промсвязьбанка Иван Пятков.
В Банке Москвы признают, что льготная реструктуризация кредитов в экзотической валюте убыточна для банка. По словам Олега Пятлина, убытки после проведения реструктуризации по всем одобренным заявкам составят сотни миллионов рублей. «Мы изначально понимали это, но проблема стала социальной, и ее надо было решать»,— говорит он, добавляя, что акция носила разовый характер. Участники рынка сочли такие убытки оправданными. «Для банка вообще полезнее реструктуризировать проблемные кредиты, даже если в итоге сделка пройдет на уровне себестоимости,— говорит зампред правления Нордеа-банка Андрей Мальцев.— Но в данном случае, скорее всего, сыграло роль нежелание менеджмента банка привлекать к этой проблеме дополнительное внимание». Люди действительно не смогли обслуживать эти кредиты в первую очередь из-за того, что им изначально не были объяснены риски такой сделки, продолжает господин Мальцев. С помощью реструктуризации Банк Москвы смог перевести эти кредиты из разряда невозвратных в разряд обслуживаемых, пусть даже и с некоторыми убытками для себя, отмечает Иван Пятков.
Ксения ДЕМЕНТЬЕВА, Александра БАЯЗИТОВА

см.  Банк Москвы