Асоциальные финансы

27.05.2010 08:47

Низкие ставки по ипотеке, отсутствие скрытых комиссий и прозрачность — признаки социальной ответственности

Банки, страховые компании и другие финансовые учреждения не страдают в России избытком социальной ответственности — не выплачивают денег по ОСАГО, задирают ставку по ипотеке, не раскрывают всех скрытых комиссий и требуют выплаты долга в форме, противоречащей этическим нормам. Участники «круглого стола», прошедшего в Совете Федерации, в качестве меры воздействия призвали к ужесточению регулирования финансовых организаций. Хотя чаще всего они критиковали банки, однако самыми «асоциальными» сочли микрофинансовые организации.

Ипотека с переплатой

Понятие социальной ответственности согласно международным документам включает принципы соблюдения прав человека, прозрачности финансовых институтов, благотворительности и волонтерства. Среди присоединившихся к Социальной хартии российского бизнеса (принята в 2004 году съездом РСПП) лишь 5,3% составляют организации финансового сектора.

По мнению участников «круглого стола», отсутствие социальной ответственности банков выражается прежде всего в высоких ставках по ипотечным кредитам, которые в среднем в три раза превышают ставки в европейских странах.

По оценкам, стоимость ипотеки по рынку по новым кредитам колеблется в пределах 12,5—13%. Логика обсуждавших эту тему такова: если вычесть из ипотечной ставки ставку рефинансирования — 8,25%, то получается, что стоимость платы за риск и доход банка составляют 4,25%. Это много — согласно рейтингу стран по доступности (стоимости) ипотечного кредита, составленному экспертами компании Penny Lane Realty, Россия в 2011 году заняла 47-е место из 60. В 2011 году за 20 лет россиянин должен заплатить 215% от полученного кредита. На январь 2013-го эта сумма уже увеличилась — заемщик платит в 2,5 раза больше суммы полученных от банка денег. Для сравнения: в Дании средняя процентная ставка составляла всего 1,36%, и граждане выплачивали всего 114% от суммы выданного кредита.

Правда, и в Дании, и вообще в европейских странах совсем другая инфляция. А сравнивать стоимость ипотеки следует, вероятно, не со ставкой рефинансирования, которую устанавливает ЦБ, а с реальной стоимостью привлечения банками ресурсов, из которых они и могут предоставлять ипотечные кредиты.

Среди других «асоциальных» проявлений деятельности банков — взимание скрытых комиссий за выдачу кредита, выплаты огромных бонусов руководству банка и кредитование явно неплатежеспособных заемщиков. «Соображать надо, кому даете. Если человек получает 10 тыс. руб., а ему дают кредит 120 тыс. и дают его на три месяца, это явно какая-то полукриминальная игра», — считает аудитор Счетной палаты Михаил Бесхмельницын. По его словам, рост розничного кредитования составил в 2012 году 40% и «никто не знает, когда это будет возвращено». Аудитор высказался за «жесткие рамки для финансовых институтов»: «Это будет усиливать финансовую дисциплину, это будет улучшать общий климат для ведения бизнеса в Российской Федерации. И это будет снижать риски, потому что мы знаем, что в кризис 2008 и 2009 годов мы под 2 трлн денег налогоплательщиков «ввалили» прежде всего в банковскую систему».

А вот как видят свою социальную ответственность представители банковского сообщества. «Банку, — говорит Дмитрий Соколов, вице-президент Инресбанка, — важно работать в пределах реально имеющихся ресурсов, то есть активов и пассивов, которыми он обладает. Социально ответственный банк — тот, который может обеспечить себе экономическую самостоятельность. Тот, который может прокредитовать только надежных заемщиков и не забудет создать резерв под тех заемщиков, которые могут оказаться нерадивыми. Он перед клиентами несет ответственность. Если принимаются все виды обеспечения по кредиту (залог, поручительство, банковская гарантия), если он знает, откуда деньги у заемщика и чем он занимается. Главным принципом социально ответственного поведения на рынке должна быть прозрачность банковского бизнеса в целом».

Не за счет налогоплательщиков

В европейских странах именно кризис подтолкнул власти к пересмотру системы ответственности банков. «В ряде стран за счет средств финансовых институтов стали создаваться фонды стабилизации, фонды реструктуризации — не за счет средств налогоплательщиков, а за счет средств финансовых институтов. Это их собственную ответственность и ответственность перед обществом наверняка должно повысить», — подчеркнул представитель брянского отделения Финпотребсоюза Вадим Кириллов.

Но в России слишком велика доля участия государства в банках, а институт частных инвесторов, перед которым и должен нести ответственность банк, развит довольно слабо. «Отсутствие слоя сознательных частных инвесторов, которых мы вытравливали путем создания МММ, путем обнуления вкладов в Сбербанке, привело к тому, что у нас фактически сейчас нет той почвы, на которой создается реальный финансовый рынок. Отсутствует контроль снизу, который позволяет работать эффективно», — полагает эксперт Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве Наталья Семилютина.

«Финграмотность» — это маркетинг банков

Центробанк оценил социальную ответственность банков достаточно позитивно. По словам начальника департамента банковского регулирования ЦБ Екатерины Романовой, многие кредитные организации активно повышают финансовую грамотность населения, и это уже можно считать действием ответственным.

Потребители банковских услуг с представителем ЦБ не согласились. «То, что банки называют финансовой грамотностью, фактически является маркетингом собственных услуг. То есть они отчитываются о проведении мероприятий по финансовой грамотности, а на самом деле продвигают собственные услуги и начинают проводить маркетинг себя любимых вместо того, чтобы решать те проблемы, которые есть. Это происходит сплошь и рядом», — утверждал председатель совета Финпотребсоюза Игорь Костиков.

Между тем российский потребитель финансовых услуг — один из самых дисциплинированных в мире: лишь 5% заемщиков, по данным Финпотребсоюза, не возвращают кредиты. В то время как в развитых странах Европы и США эта цифра может достигать и 25—30%, а в период кризиса — и все 35%.

850 рублей за фару, дверь и крыло

Социальная ответственность хромает не только у банков, страховщики также постоянно ущемляют интересы потребителей, уверены участники «круглого стола». Особенно много претензий к автострахованию. «Когда к нам обратилась женщина из Подмосковья, ей в результате ДТП помяли крыло, разбили фару, дверь у нее покорежена была. Знаете, сколько ей насчитали страховые компании? 850 руб. Вот такой ущерб. Уж лучше бы совсем отказали, это как-то еще более бы прилично выглядело», — рассказал председатель Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин. По его словам, автостраховщики не выполняют условия закона, согласно которому они должны 80% всех страховых премий тратить на страховые компенсационные выплаты. «Уже много лет эта цифра не превышает 57%», — полагает Похмелкин.

Правительству предлагается законодательно запретить повышение страховых тарифов ОСАГО, если соотношение между страховыми премиями и компенсационными выплатами не достигает 80%, говорится в рекомендациях «круглого стола» Совета Федерации. Кроме того, предложено ввести административную ответственность страховых организаций за нарушение прав потерпевших в ДТП при осуществлении выплат по ОСАГО. «Социальная ответственность страхового бизнеса во многих других странах состоит в том, что они все-таки не перекладывают свои убытки в первую очередь на автовладельцев и тем более на потерпевших и не за счет них пытаются решать свои проблемы. ОСАГО во многих странах очень убыточный вид бизнеса», — убежден Похмелкин.

«Криминальные схемы» МФО

Самыми «асоциальными» в списке финансовых институтов оказались микрофинансовые организации. «Под флагом каких-то микрофинансовых институтов реализуются в основном криминальные схемы», — заявил Бесхмельницын и призвал не опасаться принимать в этой сфере «жесткие запретительные меры». По его мнению, именно лоббисты микрофинансовых организаций тормозят принятие закона о сберегательном деле, который навел бы порядок в положении МФО.

В России 2600 зарегистрированных МФО, которые должным образом не контролируются ни ЦБ, ни Минфином, рассказал член комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Олег Казаковцев. «Процветает ростовщичество. Мы получаем социально обездоленных людей. Вот мать двоих детей одна воспитывает, учитель, средняя заработная плата — 15 тыс. руб. Детей надо собрать в школу, коммуналку отдала, это отдала, то отдала. Куда она пошла? В банк уже нельзя ходить. Идет в микрофинансовую организацию. Треть зарплаты она начинает потом отдавать, и мы все спокойно на это смотрим», — сетует сенатор.

Председатель Союза потребителей России Петр Шелищ считает, что «спокойно смотреть» больше нельзя. Финансовое просвещение людей — потенциальных клиентов финансовых организаций — пока неэффективно. И поэтому защита их интересов — долг государства.

Анастасия МАТВЕЕВА