Антикризисный «мышьяк» из Канады

26.05.2010 02:30

Во время второй волны мировой кризисной лихорадки очень полезным может стать опыт банковской отрасли Канады, которая не только не ушла в минус, а более того — умудрилась принести прибыль своим владельцам

C 2008 года Всемирный экономический форум считает канадскую банковскую систему мировым лидером номер один по устойчивости (для сравнения: банковскую систему США он поставил на 40 место, Великобритании — на 44). Банки Канады прошли через кризис ликвидности 2007—2009 годов с гордо поднятой головой. Ни один из них не обанкротился, не попросил денег у правительства. Напротив, они даже принесли приличный доход. А Toronto-Dominion Bank стал 5-м по величине банком Северной Америки (в 2007 году он занимал лишь 15 место). И это в непростое время, когда такие «монстры» как Citigroup потеряла 39 млрд долларов только на однoй субпрайм-ипотеке, швейцарский UBS лишился 30 млрд долларов, а американский Wachovia Bank — 24 млрд долларов (после чего был поглощен Wells Fargo).

Шотландская шестерка

В чем же секрет устойчивости канадских банков? Для того чтобы распознать рецептуру антикризисного зелья, необходимо прежде всего взглянуть на структуру банковской системы. Первое, что мы увидим, — она является полностью централизованной.

Дело в том, что основателями канадских банков были шотландские эмигранты. Славящиеся своей бережливостью шотландцы привезли в Канаду лучшую европейскую систему 18-го века. Ее фундаментом стало небольшое количество относительно крупных банков. В 1874 году Канада имела всего лишь 51 банк. К 1928 году их вообще осталось только 10. Уже до 1920 года 80% всех банковских активов Канады принадлежали всего лишь шести кредитным организациям. Сегодня эти шесть главных (универсальных) банков страны (Royal Bank of Canada, Canadian Imperial Bank of Commerce, Bank of Montreal, Bank of Nova Scotia, Toronto-Dominion Bank and National Bank) контролируют 96% всех вкладов, а их активы превышают 90% всех национальных банковских активов.

В 1867 году федеральное правительство Канады получило полную власть над банковской отраслью. С тех пор его фаворитами являются крупные банки с множеством филиалов по всей стране. С 1960 года права иностранцев на владение акциями канадских банков были ограничены. Также стоит отметить, что федеральное правительство препятствует дальнейшей концентрации банковской отрасли, не давая разрешения на покупку одного канадского банка другим. Кроме того, законодательство запрещает аккумуляцию большого количества банковских акций в одних руках. Для банков с активами, превышающими объем в 8 млрд канадских долларов, существует правило, по которому ни одному из владельцев банка не может принадлежать более 10% акций.
Находясь под федеральным контролем, банки эволюционировали в осторожные и консервативные организации. До недавнего времени управляющим банковскими отделениями не рекомендовалось даже приобретать недвижимость в собственность (им должны были предоставлять служебные квартиры в здании их банковского отделения). Это позволяло банкам быстро и с минимальными затратами переводить управляющих из одного отделения в другое, формируя команду топ-менеджеров, знакомых с экономическим положением и финансовыми требованиями различных регионов страны. Кадровая политика предполагала продвижение по служебной лестнице собственных сотрудников. Поэтому не удивительно, что некоторые руководители банков когда-то служили в своем офисе простыми клерками.

Любопытно, что банкротства банков в Канаде — большая редкость. Даже во времена Великой Депрессии 30-х годов не было ни одного подобного случая. В этом есть и заслуга правил, по которым федеральное правительство выдает банковские лицензии (в соответствии с законом о банках — The Canada Bank Act). Правила предусматривают, что каждые пять лет банковское законодательство пересматривается парламентом и приводится в соответствие с экономическим и финансовым климатом текущего времени. Поэтому и лицензии пересматриваются тоже каждые пять лет.

В 70-е годы главные канадские банки скупили так называемые трасты (в Канаде это финансовые организации, специализирующиеся на ипотечном кредите). В результате они получили полный контроль на рынке ипотечного кредитования, что привело к значительному повышению стандартов оказания данного вида услуг. А ипотечные активы банков получили высокую оценку качества. Начиная с 1987, года главные канадские банки скупили почти все инвестиционные банки и установили в них высокие стандарты управления рисками.

Экономисты отмечают, что все стандарты «большой шестерки» распространились и на теневой сектор. К началу кризиса оставшиеся независимыми теневые организации в Канаде были относительно малыми и уже не играли значительной роли.

Конечно, может возникнуть вопрос: есть ли проявления враждебности со стороны общественности и СМИ к политике властей, которая ратует за банковскую олигополию? Возможно, российскому читателю это покажется удивительным, но ответ — нет.

Ограниченная конкуренция банков, разумеется, увеличивает стоимость финансирования для канадского бизнеса, но при этом она создает стабильную финансовую атмосферу. Именно благодаря этому факту канадские банки и пережили без банкротств финансовые кризисы 1893, 1907, 1930 и 2007 годов.

Справедливости ради следует заметить, что, несмотря на прочный фундамент, канадские банки все же понесли ощутимые потери в период 2007—2009 годов. Одной из причин этого стало падение в Канаде и США рынка недвижимости. На ссудах, выданных нескольким крупным застройщикам, были потеряны миллиарды долларов США. Общие потери канадских банков в связи с инвестициями в ипотечные кредиты низкого качества составили около 11,7 млрд долларов. Цифра большая, но она бледнеет по сравнению с потерями других американских и европейских банков. Проблема дефицита ликвидности на глобальных биржах также не обошла стороной кредитные организации. Однако, несмотря на огромную зависимость Канады от США в сфере торговли и инвестиций, ее банкам удалось избежать угрозы системного краха.

Когда «Базель» — не указ

Говоря об особенностях банковской системы, нельзя не сказать о правилах кредитования. В отличие от США Канада никогда не практиковала низкокачественную ипотеку. Требования к заемщикам очень строгие: они должны иметь, как минимум, постоянную работу и хорошую кредитную историю. Поэтому количество невыполненных обязательств по ипотеке в Канаде значительно меньше, чем в соседней Америке.

Еще одна особенность: в Канаде расходы заемщика по ипотечному кредиту не вычитаются из подоходного налога заемщика, как это делается в США (нет налоговых льгот). В большинстве случае процентная ставка по такому кредиту фиксируется только на 5 лет, а срок погашения кредита не превышает 25 лет. В США кредиты предоставляют на срок до 30-ти лет, и процентная ставка фиксируется на весь срок действия кредита.

С подъемом уровня инфляции американские банки были вынуждены секьюритизировать свои ипотечные портфели (в 2007 году — 60% от всего объема), тогда как в Канаде этот показатель не превышает 25%. Именно потому, что канадские ценные бумаги были основаны на ипотечных кредитах высокого качества, они были менее рискованны.

Еще один момент. За последние три десятилетия появились новые финансовые инструменты: деривативы, кредитные дефолтные свопы, производные облигаций и другие непростые математические методы секьюритизации. Сложность скрывает от клиентов их крайне рискованную природу, высокую вероятность убытков при наступлении неблагоприятных экономических условий. Многие финансовые организации Европы и Америки аккумулировали в своих активах миллиарды долларов в ценных бумагах, основанных на субпрайм-ипотеке и инновационных кредитных инструментах. Канадские же банки всегда смотрели на них с подозрением. Их активы, основанные на инновационных финансовых инструментах, никогда не превышали 15% от общего объема. В акции компаний они инвестируют не более 75% своих активов. К слову, канадское банковское законодательство требует от своих подопечных более высокого качества активов, чем «Базель II». Если «Базель» предполагает наличие 4% активов 1-й категории, то канадское законодательство — 7%. «Базель» требует 8% резервных активов, канадское законодательство — 10%.

Большинство канадских банков финансируется через вклады физлиц. Во времена кризисов такое розничное финансирование является наиболее стабильным. Большинство теневых финансовых институтов США и Европы финансируются оптово, через вклады государственных, общественных фондов (фондов штатов и муниципалитетов), вкладов ФРС, иностранных вкладов и т. д. Такого рода вклады очень чувствительны к изменению профиля кредитного риска банков, а также к изменениям учетной ставки. Оптовые вкладчики внимательно следят за финансовым состоянием организации и готовы в любую минуту изъять свои деньги. В Канаде розничное финансирование помогло банкам остаться ликвидными, в то время как их американские и европейские партнеры должны были просить государственной помощи, находясь под угрозой банкротства.

Сегодня канадская банковская система проходит через самую большую реорганизацию в своей истории. В 2012 году федеральное правительство ввело новые, более строгие, правила выдачи ипотечных кредитов. Банки стали приводить качество своего капитала и активов в соответствие с принципами «Базеля III». Происходит фундаментальный пересмотр требований к качеству резервного капитала, особенно в тех финансовых организациях, которые вовлечены в спекулятивные операции.

Банковское дело — это деликатное искусство баланса между стабильностью и риском. Повышение стабильности влечет за собой уменьшение конкуренции и повышение стоимости финансирования. Увеличение риска ведет к большей конкуренции и появлению новых финансовых инструментов, которые в свою очередь способствуют развитию экономики. Конечно, невозможно предугадать, какие причины положат начало кризисам в будущем. Не существует вакцины, которая бы 100%-но иммунизировала банк от возможного краха. Поэтому сегодня регуляторы банковской отрасли во всем мире заняты разработкой новых методов контроля, направленных на предотвращение кризисов будущего. И многие из них смотрят на канадскую банковскую систему как на модель удачного баланса между риском и стабильностью.

Два «сапога» — не пара

Канада — ближайший сосед Америки. А потому они все друг у друга сравнивают. Тем более сейчас, когда США стали разносчиком кризиса, а Канада — пунктом его купирования. Сравнительный анализ канадской и американской системы демонстрирует необходимость правильного баланса между способностью рисковать и стимулировать развитие экономики и финансовой стабильностью, способной предотвратить катастрофические потери. Экономики этих двух стран на протяжении многих десятилетий практически интегрированы в гораздо большей степени, чем экономики стран ЕС. Тем не менее, каждая из них имеет свою валюту и очень разные банковские системы. В общественном мнении США доминирует глубокое недоверие к большим банкам. Это продолжение исторического недоверия простого фермера-труженика к богатому городскому банкиру. Этим недоверием пропитана массовая культура и политика. На протяжении веков попытка федерального правительства США взять банки под контроль и стимулировать создание больших банков не достигала успеха. Штаты рьяно защищают свое право контролировать банки на своей территории. В американской политике федеральный конгрессмен или сенатор являются слугами своих избирателей, а не своей политической партии. Поэтому политику в США невозможно игнорировать мнение своего электората. Он никогда не проголосует за закон, который может быть очень полезным для всей страны, но каким-то образом поставит под угрозу экономическое благополучие своего округа.

Со времен образования США отдельные штаты контролировали банки, действовавшие в пределах их территорий. Они также запрещали банкам из других штатов открывать отделения в своем штате. Некоторые штаты запрещали банкам иметь отделения даже внутри штата. Вследствие всех этих мер в США сложилась система малых банков. Несмотря на свой размер, такие банки играют важную роль на местах, пользуются большим политическим влиянием и не дают местным федеральным представителям голосовать за госконтроль над банками. Наличие большого количества маленьких банков усиливает конкуренцию и толкает банки на более рискованные операции в поисках дохода. Малые банки часто полностью зависят от местной экономики и очень быстро реагируют на малейшие изменения в ее состоянии. Они всегда готовы одолжить деньги местному малому бизнесу, даже если его кредитная история оставляет желать лучшего. Очень часто кредит получают заемщики, которые никогда не получили бы займа от канадского банка. Эта особенность американской банковской системы помогает многим начинающим бизнес-компаниям стать на ноги. Это плюс.

Теперь — минус. Многие малые банки были не в состоянии кредитовать большие индустриальные проекты. В связи с этим в США образовались альтернативные источники финансирования, например, фондовая биржа. Политическая и регуляторная среда США позволила создать большое количество финансовых институтов: инвестбанков, хеджфондов, инвестфондов. Все они получили клеймо теневой банковской системы. Теневая система со временем стала контролировать огромные активы. Ее организации попадали под контроль самых разнообразных агентств, как на федеральном уровне, так и на уровне штатов. Образовалось большое разнообразие банковских законодательств, порою противоречивых. После Второй мировой войны банковские агентства США старались не раздражать местные банки суровыми требованиями (так как банки всегда могли переехать в другой штат, где банковское законодательство было более либеральным). Финансовые организации постоянно изобретают новые инвестиционные инструменты. Очень часто сложность новых ивестинструментов опережала способность госагентств по их контролированию.

Виктория НИКИТИНА