Антикризисные меры: чем пожертвует Россия ради стабильности

22.12.2012 02:17

Большинство стран в настоящее время готовятся противостоять очередному финансово-экономическому кризису, Россия здесь — не исключение. По крайней мере российский парламент до конца весенней сессии в ускоренном темпе успел принять так называемые антикризисные поправки в Бюджетный кодекс и бюджет на 2012—2014 гг. Согласно поправкам, на экстренные меры по поддержке граждан, предприятий, финансового сектора и отраслей экономики РФ в 2012 г. может быть направлено более 350 млрд руб. государственных денег.

Тем не менее российские власти вовсю заявляют о своих надеждах на то, что им не придется задействовать все меры господдержки.

Попробуем выяснить, сможет ли отечественная экономика выстоять в случае сильного падения нефтяных котировок и какой будет цена пресловутой стабильности.

Старые новые меры

Большинство экспертов единогласны в том, что, по сути, новые антикризисные меры в России повторяют старые, применявшиеся в кризис 2008—2009 гг., только объем зарезервированных в настоящее время средств пока значительно меньше. Согласно принятым парламентариями поправкам, правительство РФ в 2012 г. при необходимости может использовать на экстренные меры до 200 млрд руб. из Резервного фонда (для сравнения, за 2009 г. фонд «похудел» более чем на 2 трлн руб.). Власти так же, как и в прошлый кризис, закладывают в бюджет механизм докапитализации банков путем обмена гособлигаций на акции кредитных организаций. В текущем году на эти цели может быть потрачено еще 150 млрд руб., однако, как утверждают в Минфине, данная мера предусмотрена «на всякий случай». Отметим, что в прошлый кризис ни один банк так и не воспользовался этим механизмом.

Кроме того, в случае ухудшения экономической конъюнктуры кабинет министров в 2012 г. вправе принять решение о размещении средств другого суверенного фонда — Фонда национального благосостояния (ФНБ) на депозиты во Внешэкономбанке для реализации мер по повышению устойчивости экономики РФ. Лимит таких средств при необходимости определит правительство. Напомним, в 2008 г. на депозите в ВЭБе было размещено 175 млрд руб. из ФНБ, чтобы госкорпорация могла на эти деньги покупать акции российских компаний в целях поддержки фондового рынка. Через год ВЭБ вернул депозит вместе с процентами, при этом госкорпорация заработала на операциях на фондовом рынке около 30 млрд руб.

Целесообразность принятия в очередной раз такой меры вызывает сомнения у некоторых экспертов, они отмечают, что Внешэкономбанк в прошлый кризис занимался скорее зарабатыванием денег на «голубых фишках», чем поддержанием рынка. Любопытно, что нынешний министр финансов РФ Антон Силуанов недавно также признал неправильным решение об участии ВЭБа в покупке акций на деньги из ФНБ. По его словам, в случае ухудшения ситуации государство в будущем все же не пойдет на такую меру.

Еще один механизм антикризисной поддержки — госгарантии по кредитам либо облигационным займам, привлекаемым российскими предприятиями. Пока что правительство не меняет объем заложенных на 2012 г. госгарантий, который и так не мал — 494,45 млрд руб. (для сравнения, в 2009 г. на госгарантии было заложено 300 млрд руб.). Между тем предприятия, набравшие долгов, уже начинают обращаться в правительство за госгарантиями. Так, Челябинский трубопрокатный завод (ЧТПЗ), задолженность которого достигает 100 млрд руб., сейчас ожидает получения госгарантии на реструктуризацию кредитов.

Уроки прошлого кризиса

Как отмечают эксперты, главный урок, который Россия извлекла из прошлого кризиса, — это понимание того, что к кризису нужно готовиться заранее. «Если в 2008—2009 гг. решения принимались реактивно, то есть уже после того, как начинались серьезные проблемы в том или ином секторе, то сейчас власти пытаются действовать на опережение, заранее готовя соломку на тот или иной случай, а не подстилая ее уже после падения, что однозначно хорошо», — говорит директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики УК «Альфа-Капитал» Владимир Брагин.

Кроме того, как указывают аналитики, российские власти признали целый ряд мер, апробированных в прошлый кризис, неправильными. Речь идет не только о господдержке фондового рынка, но и о плавной девальвации курса рубля. «Во время кризиса инструментом поддержки банков и реального сектора была постепенная девальвация рубля, являвшаяся, по сути, способом избежать массовую рекапитализацию банков. Однако политика сдерживания ослабления курса рубля привела к сжатию денежной массы и удару по реальному росту. Тогда у властей, наверное, не было другого выхода, но урок кризиса в этой части был понят. Банк России постепенно переходит к политике плавающего курса рубля», — отмечают аналитики УК «КапиталЪ».

Однако некоторые ошибки, допущенные в прошлый кризис, исправить будет не так-то просто. «Главные недостатки — это то, что государство не сделало ставку на реструктуризацию экономики, на ликвидацию устаревших производств, переквалификацию кадров, а просто потратило деньги на поддержку неэффективных предприятий и их собственников, что привело к консервации проблем. В результате, в случае нового кризиса придется снова спасать проблемные предприятия, которые не сделали никаких выводов и продолжают надеяться на помощь государства», — отмечает аналитик «ТКБ Капитал» Сергей Карыхалин. А ведь государственная помощь — это не что иное, как деньги налогоплательщиков, и вот они-то и пойдут на спасение неэффективных предприятий.

Если же сравнивать Россию с другими государствами, то, как отмечают эксперты, наша страна проиграла многим из них по эффективности мер, принятых в прошлый кризис. Как отмечали в 2009 г. в своем докладе ученые из Института мировой экономики и международных отношений РАН и Фонда перспективных исследований и инициатив, по совокупному размеру ресурсов, направленных на реализацию антикризисных мер (свыше 10% ВВП), Россия вошла в число лидеров среди стран с развивающимися рынками — в одном ряду с КНР, Казахстаном, Кувейтом и Объединенными Арабскими Эмиратами. «В то же время эффективность проводимой в России антикризисной политики, особенно в части борьбы со спадом производства через поддержку внутреннего спроса, оказалась заметно ниже, чем в большинстве этих стран», — признали эксперты.

Подушка безопасности

Как и в прошлый кризис, особую надежду российские власти возлагают на так называемую подушку безопасности — накопления в Резервном фонде и ФНБ. Однако перед прошлым кризисом российские госфинансы в этом отношении были лучше готовы к кризису. Если в середине 2008 г. совокупный объем Резервного фонда и ФНБ составлял 163 млрд долл., то сейчас — 146 млрд. долл. «Однако теперь курс рубля свободнее, и для бюджета падение цен на нефть будет частично абсорбироваться снижением курса рубля», — отмечают аналитики УК «КапиталЪ». Если же цены на нефть упадут до 60—70 долл./барр., то, по мнению С. Карыхалина из «ТКБ Капитал», Резервный фонд может быть израсходован в течение года. «Но, на наш взгляд, правительство будет всеми силами стараться сохранить Резервный фонд и использовать его в самом крайнем случае, когда все другие способы балансирования бюджета будут исчерпаны (девальвация рубля, сокращение расходов, повышение налогов и т. д.)», — добавляет аналитик.

Между тем среди экспертов и различных государственных деятелей есть и противники самой идеи накопления нефтяных сверхдоходов российского бюджета в суверенных фондах, которая была реализована экс-министром финансов РФ Алексеем Кудриным. По их мнению, нужно было направлять все доходы бюджета на модернизацию и решение инфраструктурных проблем, а сейчас получается, что «кубышка» за прошлый кризис уменьшилась, а российская экономика к очередному кризису не подготовлена. Так, экс-глава Центробанка Виктор Геращенко отмечал, что «лучше выделять деньги для Фонда поддержки регионов, чем через Резервный фонд финансировать экономику США». Напомним, часть средств суверенных фондов Россия инвестирует в суверенные облигации других стран, в том числе США.

В свою очередь С. Карыхалин считает, что российские власти, возможно, и рады были бы потратить больше средств на развитие инфраструктуры, но, видимо, боятся, что процесс сложно будет проконтролировать, и эти средства будут израсходованы неэффективно. «Проводимая антицикличная политика имеет под собой основания, только вот зависимость бюджета от нефтегазовых доходов надо сокращать, хотя политически это и сложно», — указывает аналитик. В. Брагин и вовсе полагает, что расходование всех поступивших в бюджет РФ средств привело бы к ускорению инфляции, росту импорта и еще большей зависимости России от цен на нефть.

Кризисный сценарий

Так что же все-таки произойдет с российской экономикой и бюджетом, если очередной кризис грянет не на шутку и цены на нефть рухнут до 60 долл./барр.? Финансовые власти пока не дают ответа на этот вопрос. Министерство экономического развития РФ в настоящее время готовит кризисный сценарий развития экономики РФ при таком падении цен на нефть, а на основе этого сценария Министерство финансов разработает соответствующий вариант бюджета. Хотя такие сценарии еще не готовы, ранее представители Минфина говорили об угрозе секвестра бюджета при среднегодовой цене на нефть менее 60 долл./барр.

Эксперты не исключают, что при затяжном и глубоком падении цен на черное золото российские власти не только израсходуют весь Резервный фонд, но и пойдут на сокращение государственных расходов, а может быть, и на повышение налогов. Руководитель направления по макроэкономике банка «Петрокоммерц» Дмитрий Харлампиев считает, что при таком сценарии правительство РФ, вероятно, пойдет на сокращение объема госрасходов на национальную экономику (модернизацию), а также на финансирование государственной программы вооружений. Только в последнюю очередь, по мнению С. Карыхалина, сокращения коснутся социальных расходов (пенсии, зарплаты бюджетников и т. д.). «Этот вопрос в большой степени политический. Правительство будет стараться сократить расходы таким образом, чтобы минимизировать недовольство со стороны населения», — считает аналитик. В свою очередь В. Брагин отмечает, что в случае глобального кризиса российское население пострадает как минимум из-за сокращения реальных доходов.

Если же говорить о корпоративном секторе, то эксперты единогласны в том, что сильнее других отраслей пострадает металлургия. Также негативное влияние кризиса сильно почувствуют на себе машиностроение, легкая промышленность и финансовый сектор. Не стоит забывать, что Россия вступает во Всемирную торговую организацию (ВТО), что также означает риски для целого ряда отраслей, включая сельское хозяйство. В целом же корпоративный сектор в настоящее время имеет больше опыта борьбы с кризисом и лучше подготовлен к возможному ухудшению внешней конъюнктуры, полагает С. Карыхалин.

Подводя итог, отметим, что в случае очередного кризиса государство, очевидно, не оставит в беде крупные и градообразующие предприятия, пускай неэффективные, а также крупные финансовые организации. В случае чего им непременно будет оказана господдержка. А это значит, что деньги налогоплательщиков пойдут не на развитие инфраструктуры и социальной сферы, а на латание дыр в экономике. Кроме того, нельзя исключать вероятность того, что в случае сильнейшего кризиса, вопреки заявлениям властей, в России все же будут повышены налоги, в том числе для простых граждан. Остается надеяться, что очередной кризис будет слабее, а власти стали умнее.

Мария ПРИВАЛОВА