Антиинфляционные усилия ЦБ РФ могут превратиться в сизифов труд

11.10.2010 06:23

Российские инвесторы и политики надеются на Центральный банк и верят в него. Мол, ставка кредитования ЦБ должна снизиться, и тогда российская экономика вернется на путь роста. (Напомню, что рост в российской экономике иссяк, надеюсь, временно). И будто бы все в руках ЦБ, который способен превратить мизерные 1,7% (годовой темп роста ВВП за январь-февраль 2013 г.) как минимум в 3%.

Для сравнения: PIMCO умеренно пессимистично ожидает от развивающихся рынков в 2013 г.

 как минимум 3,5%, от Японии — 1,25%, от США — 1,5%, от Европы роста никто не ждет — минус 0,75%. Ждать ли нам чего-то от России в этом смысле? И может ли в этом помочь ЦБ РФ?

Примеры этому есть. Самым ярким мировым примером позитивного воздействия центрального банка на экономический рост, с моей точки зрения, является деятельность ФРС США в период с 2001 по 2004 гг. Тогда рост американской экономики на уровне ~3% во многом поддерживался стимулирующей денежно-кредитной политикой при сохранении инфляции в пределах до 2%, а безработицы — в пределах 6%. Важнейшим, с моей точки зрения, фактором успеха денежно-кредитной политики тогда стало сочетание темпа (и качества) роста ВВП и инфляции. Диверсификация источников экономического роста, высокая производительность труда и сравнительно высокая конкуренция стабилизировали ожидания спроса и производственных возможностей бизнеса. В такой ситуации конкурентные преимущества определялись прежде всего доступом к кредитным ресурсам, которые и определяла ФРС. Так что ФРС в самом начале XXI в. с «удивительной» легкостью регулировала скорость роста американской экономики, используя две педали — газ и тормоз.

Можем ли мы применить эту модель в сегодняшней российской экономике? Напомню, что ВВП России сегодня растет медленнее ВВП США десятилетие назад — судя по всему, не быстрее 3%. Безработица, что подозрительно, соответствует американской в 2001—2004 годах, 6%. А вот инфляция сегодня в России в 3 раза выше американской в 2001 г., 6% против 2%. Даже взглянув поверхностно, можно утверждать: прежде чем иметь возможность приступить к стимулированию российской экономики монетарными методами, ЦБ нужно снизить, а затем стабилизировать инфляционные ожидания. Однако из трех групп экономических инструментов борьбы с инфляцией (денежное предложение, экономическая конкуренция и политические риски) у ЦБ есть только первый. Два остальных рычага, объединенных понятием «бизнес-климат», находятся в современной России в руках президента. Сегодня только он может создать условия для достижения приемлемого уровня экономической конкуренции и снижения политического риска. Только тогда «подруливание» со стороны ЦБ позволит довести инфляцию до оптимального уровня.

Не будет преувеличением сказать, что сегодня мы «страшно далеки» от этого состояния. И, хотя я целиком разделяю политику инфляционного таргетирования ЦБ, ее конечный эффект влияния на инфляцию выглядит сегодня так же, как эффект от пенталгина при разрыве связок. Что уж говорить о влиянии на экономический рост. Подтверждением этого тезиса является снижение к январю 2013 г. до нуля уровня капитальных инвестиций российских предприятий при одновременном падении до исторического минимума стоимости заимствования.

Этот парадокс современной России приводит к тому, что корпоративные заемщики, если и используют возможность занять по низким ставкам, то в основном для рефинансирования более дорогих обязательств или выплаты дивидендов, а никак не для финансирования инвестиционных программ. Ведь рентабельность бизнеса при слабом потребительском спросе и стагнирующих экспортных возможностях еще ниже. В такой ситуации правильные по смыслу усилия ЦБ по ограничению инфляции рискуют превратиться в сизифов труд.

Олег МАЗУРОВ

Автор — член совета директоров Доверительной инвестиционной компании