Андрей Коноплев, «ВТБ Лизинг»: «Американцы очень расстроились — искали сланцевую нефть, а обычная им не нужна»

17.08.2012 21:34

В начале марта «ВТБ Лизинг» стал одним из учредителей российско-китайской компании по производству буровых. Генеральный директор компании Андрей Коноплев рассказал корреспонденту «РБК daily» о том, как возникла идея совместного бизнеса, его перспективах и тенденциях нефтесервисного рынка.
— Вы в прошлом году создали совместное предприятие, и теперь «ВТБ Лизинг» — один из учредителей ООО…
— «ХунХуа СНГ». Да, забавное название.
— Что это вообще за идея такая — переводить производство китайских буровых в Россию?
— Идея создания совместного предприятия возникла спонтанно во время визита официальной делегации в Пекин в прошлом году.

«ВТБ Лизинг» тогда заключал с Экспортно-импортным банком Китая соглашение о кредитной линии. Наши коллеги из «Уралвагонзавода» (УВЗ) подписывали соглашение с китайскими машиностроителями, производящими вагоны и локомотивы.
— И, как водится, на фуршете…
— На государственном обеде на четыре часа. Для китайцев еда — это культ, двадцать перемен блюд, все очень формально. Мы с Олегом Викторовичем Сиенко (генеральный директор НПК «Уралвагонзавод». — РБК daily) давно знакомы, много вагонов у УВЗ покупали. С китайцами (Honghua Group Limited. — РБК daily) договаривались по поводу запчастей для наших буровых. Разговорились. Выяснилось, что комфортнее вместе работать в России. Honghua давно хотела стать более российской, потому что у многих нефтяных компаний сейчас требования, чтобы бурили на российском оборудовании. Мы к тому моменту уже поняли, как выглядит этот рынок, предыдущие 30 буровых активно использовались клиентами. Пять заказанных российских и немецких буровых разошлись как горячие пирожки. Для компании стало важно удовлетворять потребности новых клиентов, которые приходят и просят еще и еще станков. Так все и сложилось.
— А для «Уралвагонзавода» в чем целесообразность такого сотрудничества? Они же и так буровые производят.
— Да, производят легкие мобильные буровые, но это другая технология, другой класс. Развитие собственной технологической компетенции — всегда время. Метод проб и ошибок, а клиенты очень капризные: не купил у тебя — купит у соседа.
— И каковы роль и обязательства «ВТБ Лизинг» в этом новом ООО?
— «ВТБ Лизинг» обеспечивает долгосрочное финансирование приобретения установок, работает с потенциальными и имеющимися клиентами. Можно сказать, деньги и сбыт. Сбыт — в том смысле, что мы знаем потребителей, тех, кому нужны эти буровые. Когда просто приходят китайцы на рынок и говорят «купите у нас буровые», отношение к ним настороженное. Все-таки новые люди, новая компания. Мы же локальные участники рынка и не только продаем установки, но и передаем в лизинг или аренду. Как показывают расчеты, буровая установка, произведенная здесь совместно с Honghua, будет дешевле чисто российской.
— То есть вы, по сути, сами у себя будете эти буровые покупать?
— Нет, не у себя, а у компании ООО «ХунХуа СНГ».
— Вы являетесь ее акционером?
— Да, у нас 25%. Этого достаточно для закрепления своих позиций на рынке и сотрудничества с УВЗ и «ХунХуа», возможности относительного контроля себестоимости.
— В менеджмент пойдете?
— Зачем нам заниматься менеджментом? У компании есть производственные и инженерные компетенции. Мы можем адекватно управлять финансовыми потоками, но это точно не технический менеджмент. «ВТБ Лизинг» не является производственной компанией. Наша основная функция — это все-таки предоставлять финансирование для обновления основных фондов.
— Но вы рассчитываете участвовать в распределении прибыли этой компании?
— Естественно, проект должен приносить прибыль. Но главная цель — занять свою нишу на рынке, так как в последние годы наблюдается повышенный спрос на буровые установки.
— Вы сказали, что производство буровых на этом российско-китайском заводе обойдется дешевле. За счет чего?

— Хотя бы просто потому, что Honghua — второй по величине покупатель комплектующих в мире. Они закупают очень много, поэтому у них минимальные цены. Это раз. Два — у них эффективная инженерная база. Поэтому они могут быстро перекомпоновать свои буровые под желание заказчика. Прямо так на планшете подвигали, сохранили модель, и готово — тут же соберут.
— Уже выбрали производственную площадку?
— Да.
— Где?
— В Башкирии, в городе Ишимбай, завод «Витязь», он входит в структуру «Уралвагонзавода». Китайцы объезжали несколько точек, которые предложил УВЗ, выбрали эту как самую технически подготовленную. И логистика там достаточно удобная. Это исторически нефтесервисный регион, там есть и хорошие инженеры, и производители комплектующих. И плюс достаточно быстро администрация республики предложила китайской стороне определенный набор преференций. Это очень важно. До этого Honghua 2,5 года потратила в попытках начать производство в свободной экономической зоне в Поволжье. Сделали бизнес-план, прошли через администрацию и столкнулись с проблемой электрификации — строить подстанцию в чистом поле. На площадке УВЗ это полноценное действующее предприятие.
— Когда начнут производство?
— Прилагаем все усилия, чтобы летом были произведены первые буровые установки. У нас жесткие сроки поставки, в ноябре уже должны быть первые буровые.
— И сколько буровых хотят?
— В общей сложности около сорока до 2015 года.
— А Honghua имеет какое-то отношение к тем 30 буровым для «Северной экспедиции»?
— Да, они как раз их и производили. Мы были с ними связаны вопросами шеф-монтажа, гарантийного обслуживания, снабжения запчастями.
— То есть у вас еще по тем 30 установкам какой-то с ними договор заключен, контракт?
— Сейчас уже нет, потому что у нас теперь есть собственная техническая группа, мы уже сами знаем, где покупать запчасти, сами имеем возможность организовать ремонт. Но отношения все равно остались. А главное, приходит клиент, который говорит: «Мне бы установку такую-то». Когда у нас отлажен процесс и покупки, и документации, и логистики с Honghua, то нам легче там купить у них, чем искать установки на другом предприятии, с которым мы не работали. Особенно если заказ большой. А одна буровая — это целый железнодорожный состав. Плюс это все-таки крупнейший китайский экспортер и второй по величине производитель буровых в мире.
— А каковы сейчас обязательства «ВТБ Лизинг» по тем 30 буровым?
— Это наша собственность, и мы ее передали в аренду.
— То есть они не проданы, а в аренде и на вашем балансе остаются?
— Да. Они и будут находиться там, я думаю, еще лет десять минимум. Тут вопрос в российской амортизации. Обычно за 3—7 лет установка амортизируется в ноль, то есть она в балансе будет у нас стоить 100 руб. А реально промышленная амортизация намного больше. В России сейчас 60% парка — это буровые установки со сроком жизни выше 25 лет. А адекватный срок жизни — это 15—18 лет.
— Сейчас главное событие на нефтегазовом рынке — поглощение ТНК-ВР «Роснефтью». Как это отразится на вашем бизнесе? Вы же работали с подрядчиками ТНК-ВР, насколько мне известно.
— Да, работаем. С «Оренбургской буровой компанией» и с «Газпром бурением». У «Роснефти» свое буровое подразделение — «РН-бурение», но одна она не обладает мощностью, чтобы обеспечить все потребности «Роснефти». У «Роснефти» есть еще шесть или семь крупных буровых подрядчиков.
— Так и логично «Роснефти» перевести все работы на месторождениях ТНК-ВР под своих подрядчиков, разве нет?
— Они не могут просто взять и передислоцировать буровые из одного конца страны в другой. Это просто нецелесообразно. Сейчас в Оренбургской области работает примерно 20 тяжелых станков. Просто взять и перевезти такие установки обойдется в 60—70 млн долл., да и нет сейчас в стране такого количества свободных буровых.
— Вы чувствуете спрос на новые технологии? Приходят заказчики и говорят, например, дайте станок под бурение на сланцевую нефть? Или еще какие-нибудь экзотические заказы?
— На наших станках бурят и на газ, и на нефть. И на сланцевую нефть в том числе. На одной из установок искали эту сланцевую нефть, нашли обычную. Заказчиком была американская компания, которая получила лицензию где-то в Поволжье. Наняли одного из наших клиентов, те им искали-искали, нашли обычную нефть. Американцы очень расстроились — искали сланцевую нефть, а обычная им не особо нужна. Сланцевый газ и нефть предполагают горизонтальное бурение.
— И все? Нет спроса на ноу-хау?
— Очень востребованная услуга сейчас — телеметрия. У нас есть очень динамично развивающийся клиент, которому мы помогаем инвестировать в геодезию и телеметрию. Но это финансовый лизинг. Сроки по окупаемости там очень хорошие. За четыре года они могут окупить практически любой объем инвестиций. Очень интересный сегмент. У нас есть идея поставки оборудования для гидроразрывов, потому что у нас есть доступ к такой технологии и возможность предоставлять ее в Россию. Но это как раз к теме сланцевой нефти и пока что перспектива. Буровые установки, которые у «ВТБ Лизинг», соответствуют техническим требованиям и могут осуществлять данное бурение.
— А какой вклад лизинга нефтегазового оборудования в общий бизнес «ВТБ Лизинг»?
— Пока меньше 10% от выручки. Но мы планируем, что он вырастет до 15—20%. Основные направления — подвижные составы и авиатранспортное. Активно развиваем направления грузового и легкового транспорта, спецтехники.

см. ВТБ Лизинг