Александр Иванов: ВЭБ запускает финансирование экспорта Sukhoi Superjet-100

02.03.2012 02:00

Россия вступает в конкурентную борьбу на глобальном рынке гражданских самолетов. Внешэкономбанк готов профинансировать по льготной ставке экспорт первых шести машин в Индию и Лаос. О программе госкорпорации по поддержке экспорта российской высокотехнологичной продукции в интервью агентству «Прайм» рассказал заместитель председателя ВЭБа Александр Иванов.
— В чем суть программы Внешэкономбанка по поддержке поставок российской высокотехнологичной продукции на внешние рынки?
— Основная идея — это оптимизировать механизм поддержки экспорта высокотехнологичной продукции: сократить сроки рассмотрения заявок, обеспечить конкурентоспособную ставку для экспортера, скоординировать работу всех участников группы ВЭБа.
На заседании наблюдательного совета 29 октября этого года был одобрен механизм взаимодействия участников группы Внешэкономбанка при кредитовании высокотехнологичного экспорта.

Сейчас мы вместе с ЭКСАРом заканчиваем составление регламента работы по этой программе. Напомню, что в группе, помимо самого ВЭБа, еще три компании, задействованные в поддержке экспорта — это страховое агентство ЭКСАР, Росэксимбанк (банк-агент, осуществляющий государственную гарантийную поддержку экспорта) и «ВЭБ — лизинг» (специализированная лизинговая компания). Их работу необходимо скоординировать. И наша главная цель — дать экспортеру понимание того, что с момента, когда он подал заявку на поддержку экспорта с приложением всех необходимых документов, максимальный срок ее рассмотрения и принятия решения составит 3 месяца. Такое поручение нам дал министр экономики Андрей Рэмович Белоусов, поскольку рынок экспортных поставок высококонкурентен, контракты уходят моментально.
— А каковы функции Росэксимбанка и «ВЭБ-лизинга»?
— Росэксимбанк является агентом Минфина по предоставлению госгарантий в рамках действующей государственной поддержки экспорта. Госгарантии могут предоставляться в том числе и по кредитам, в качестве заемщиков по которым выступают покупатели российской продукции с повышенным уровнем риска (например, 6 и 7 группы по классификации ОЭСР). Сейчас, на переходный период, Росэксимбанк способен такие риски закрыть. Гарантии могут предоставляться финансирующим банкам — ВЭБу или синдикату банков.
Есть ряд вопросов по этому инструменту в связи со вступлением России в ВТО. Нет единого мнения, могут ли госгарантии дальше использоваться, потому что сейчас они бесплатны. А по нормам ОЭСР, гарантии экспортерам бесплатными быть не могут. Может быть, эта система будет пересмотрена, но на данный момент действует переходный период.
«ВЭБ-лизинг» выступает оператором в лизинговых схемах. Например, при продаже воздушных судов Sukhoi Superjet-100 используются по большей части кредитно-лизинговые схемы, и «ВЭБ-лизинг» в этом случае структурирует лизинговую часть сделки — передает самолеты в лизинг, создает SPV в различных юрисдикциях.
— Какие возможности и инструменты есть у Внешэкономбанка и его дочерних организаций для финансовой поддержки экспорта высокотехнологичной продукции?
— На первом этапе мы разрабатываем механизм так называемого «кредита покупателю». Это одна из самых «продвинутых» и сложных форм финансирования экспорта, когда нерезидент-покупатель российской продукции либо его банк обращается к нам за кредитом на поставку того же Superjet. Мы рассматриваем заявку, оцениваем риски, предоставляем кредит покупателю, а ЭКСАР страхует соответствующие риски. По предпринимательским рискам они могут страховать до 90% от суммы кредита, по политическим рискам — до 95%. А Внешэкономбанк готов предоставлять до 85% от стоимости экспортного контракта в виде кредита. Оставшиеся 15% должны быть профинансированы заемщиком из других источников, в основном за счет собственных средств. Это требование ОЭСР. Рано или поздно Россия вступит в эту организацию. При разработке своих инструментов мы сразу ориентируемся на опыт стран ОЭСР, на ВТО.
У нас уже есть успешные примеры предоставления «кредита покупателю». Единого стандарта пока нет, хотя порядок мы уже фактически разработали и вскоре утвердим его на правлении. Дальше будем другие продукты разрабатывать. Это могут быть и кредиты продавцу, и кредиты банку покупателя, и различного рода аккредитивные, гарантийные операции.
— Не будет ли ВЭБ пересекаться с аналогичной программой Сбербанка?
— Внешэкономбанк в силу своего меморандума все-таки больше ориентирован на те проекты, которые коммерческие банки по разным причинам не готовы принимать к финансированию. Как правило, это проекты с длительными сроками окупаемости либо с повышенными рисками. Сбербанк и другие коммерческие банки правильно делают, что развивают это направление финансирования экспорта. Они должны взаимодействовать с тем же ЭКСАРом, получать от него страховое покрытие по кредитам, но на начальном этапе или в проектах с высоким уровнем риска эти банки, ориентированные в первую очередь на прибыль, вряд ли пойдут в такие проекты. Задача ВЭБа — запустить этот механизм на начальном этапе, дать импульс, а дальше, если коммерческие банки будут готовы нас замещать, то мы это будем только приветствовать.
— ВЭБ готов предоставить иностранным покупателям Sukhoi Superjet-100 кредиты на 2,5 миллиарда долларов. Каким образом будет организовано финансирование международных продаж этих российских самолетов?
— Решением набсовета 29 октября текущего года было определено, что Внешэкономбанк откроет кредитные линии иностранным покупателям самолетов Sukhoi Superjet-100 с общим лимитом выдачи в 2,5 миллиарда долларов сроком до 12 лет. В решении набсовета зафиксирована максимальная ставка, которую имеет на выходе заемщик, с учетом как маржи ВЭБа, так и страховой премии ЭКСАРа. При этом каждая конкретная сделка в рамках этого лимита будет рассматриваться органами управления Внешэкономбанка и ЭКСАРа, будет предлагаться соответствующая структура сделки, в первую очередь кредитно-лизинговая схема, которая позволит минимизировать риски. Необходимо отметить, что указанное решение наблюдательного совета не предполагает автоматизма в принятии решений и Внешэкономбанк может отказать заемщику в финансировании в случае повышенного уровня риска по конкретной сделке.
ЭКСАР заключило соглашение о сотрудничестве со страховыми агентствами Франции и Италии Coface и SACE. В проекте Sukhoi Superjet-100 по трети приходится на Францию, Италию и Россию. Как только ЭКСАР получит суверенный рейтинг и встанет наравне с этими европейскими агентствами, большинство сделок будут структурированы таким образом: синдикат трех агентств Coface, SACE и ЭКСАР будет предоставлять соответствующее страховое покрытие, а синдикат банков — российских, включая ВЭБ, и иностранных — будет предоставлять соответствующее финансирование покупателям самолетов Sukhoi Superjet-100.
ВЭБ ни в коем случае не претендует на то, чтобы полностью закрыть потребности в финансировании, мы просто не сможем физически это сделать. Но в синдикате условия должны быть одинаковые, то есть российские банки должны будут предоставить те же условия, что и французские банки. С итальянцами это не сложно сделать, потому что стоимость заимствований итальянского государства выше, чем у российского, но с французскими банками сложнее будет сбалансировать условия.
И все же для банков будет интересно финансировать экспорт, поскольку полис ЭКСАР, например, позволит не создавать резервы под эти кредиты.
По информации ГСС, в их планах до 2025 года произвести свыше 800 воздушных судов. Естественно, значительная часть из них пойдет на экспорт. И экспорт планируется осуществлять в страны Европы, СНГ, Азии и Латинской Америки, то есть по всему миру.
— Как долго Внешэкономбанк будет предоставлять кредиты по льготной ставке в рамках лимита в 2,5 миллиарда долларов на поставку 11 самолетов?
— Пока действует решение набсовета, ставка синдкредита будет не выше 6,5%. Такая ставка была установлена, потому что банки основных конкурентов Superjet — Embraer и Bombardier — предоставляют кредиты на аналогичных условиях для стран с большим уровнем риска.
Сейчас стоимость привлечения ресурсов ВЭБом соответствует ставке купона размещенного летом выпуска 10-летних еврооблигаций, составляющей 6,025% годовых, то есть наша маржа минимальна. ВЭБ действует на принципах безубыточности, не располагает ресурсами на поддержку экспорта от государства, все средства мы привлекаем на рынке. То есть, имеем рыночный пассив и вроде как не совсем рыночный актив.

Набсовету все это было доложено и было принято следующее решение: схема с финансированием по ставке не выше 6,5% за счет собственных средств ВЭБа ограничена либо 11 самолетами, либо концом 2013 года.
— Какой механизм поддержки экспорта Sukhoi Superjet-100 будет действовать в дальнейшем?
— В настоящее время в правительство РФ направлен на утверждение проект постановления и правил предоставления Внешэкономбанку субсидии на возмещение части затрат, возникающих в связи с предоставлением Внешэкономбанком кредитных средств по кредитным договорам иностранным покупателям на приобретение высокотехнологичной продукции, производимой на территории России, а также оплату включенных в указанные договоры сопутствующих работ и услуг. В первую очередь указанное выше постановление и правила будут касаться субсидирования проектов, связанных с финансированием международных продаж воздушных судов Sukhoi Superjet-100.
— Можете рассказать о конкретных заявках на организацию финансирования поставок иностранцам самолетов Sukhoi Superjet-100?
— У нас есть ряд заявок. Например, мы получили заявку на финансирование поставки трех воздушных судов Sukhoi Superjet-100 в Республику Индонезия. Их планирует приобрести индонезийская авиакомпания PТ SkyAviation. Будет применяться кредитно-лизинговая схема с использованием специальной лизинговой компании в юрисдикции Швейцарии для передачи судов в операционный лизинг авиакомпании PTSkyAviation. Речь идет о кредитной линии Внешэкономбанка этой лизинговой компании сроком на 10 лет. Предполагается участие ЭКСАРа в этой схеме в отношении страхования части обязательств PTSkyAviation по договору лизинга.
Использование кредитно-лизинговых схем в такого рода сделках соответствует мировой практике. Поскольку основным залогом является воздушное судно, важно оставить его в собственности у подконтрольной Внешэкономбанку компании. Заемщик не получает в собственность судно, пока он не погасит все лизинговые платежи. Таким образом, если вдруг возникает дефолт и заемщик не сможет обслуживать обязательства по кредиту, воздушное судно просто будет изыматься и реализовываться на рынке. Основная проблема — отсутствие в настоящее время рынка Sukhoi Superjet-100, поэтому его проблематично будет продать. Соответственно, важна роль Внешэкономбанка, который принимает на себя этот риск, поддерживая отечественного производителя. Надеемся, что со временем будет создан рынок этих самолетов, тогда коммерческие банки будут более охотно участвовать в подобного рода сделках.
У нас есть еще одна заявка: мы сейчас рассматриваем возможность финансирования поставки трех судов Sukhoi Superjet-100 в Лаос, где их будет эксплуатировать лаосская авиакомпания LaoCentralAirlinesPublicCompany.
Эти две заявки находятся в глубокой степени проработки — полным ходом идет экспертиза. Есть ряд заявок и на самом раннем этапе.
— Рассматривает ли ВЭБ заявки от иностранных партнеров на финансирование поставок других российских самолетов?
— Мы не ограничиваемся «Суперджетом», мы готовы поддержать любого российского производителя авиатехники. В Индонезии мы недавно выиграли тендер министерства финансов на финансирование поставки 6 истребителей Су-30МК2 российского производства для Министерства обороны Индонезии. ВЭБ будет финансировать поставки — кредитная линия на срок до 7 лет. Помимо самолетов, что очень важно, туда войдут и поставки оборудования, программы по обучению пилотов. Тендер мы выиграли, сейчас практически уже финализировали кредитное соглашение, в ближайшее время направим в Минфин Индонезии.
Это знаковая сделка, потому что здесь без каких-либо госгарантий мы финансируем Республику Индонезия. Эта страна по кредитному рейтингу находится на уровне России, а экономика там растет быстрее. Мы считаем, что это первоклассный заемщик — из всех стран, которые покупают нашу авиатехнику, наверное, лучший с точки зрения кредитоспособности.
Других заявок от иностранных государств в активной проработке нет. Конечно, к нам приходили с заявками и на другие самолеты — Ан-158, Ан-148. Мы рассматриваем их, но это ранняя стадия.
— Какие машины Вы считаете наиболее перспективными с точки зрения экспорта?
— Безусловно, МС-21. Уже есть предварительные соглашения о намерениях по покупке этого самолета. Он должен заменить выходящие из эксплуатации самолеты в России и в других странах — в той же Индонезии.
Я уверен, что Внешэкономбанк будет готов поддерживать этот продукт ОАК. Конечно, финальное решение — за нашим наблюдательным советом, за правительством.
— Имея дочерние банки в Белоруссии и на Украине, как в настоящее время ВЭБ поддерживает отечественных экспортеров продукции в эти государства? Предусмотрена ли поддержка экспорта высокотехнологичной продукции в эти государства в вашей общей программе?
— Это очень важные страны с точки зрения интеграции, поэтому в свое время было принято решение о приобретении двух банков — Белвнешэкономбанка и Проминвестбанка. Цель нашего присутствия там — это содействие внешней торговле, содействие интеграции и продвижению интересов российского бизнеса, в основном в форме экспорта и инвестиций.
Напомню, что правительства России и Белоруссии в ноябре 2011 года подписали соглашение о предоставлении государственного экспортного кредита в объеме до 10 миллиардов долларов для строительства атомной электростанции на территории Белоруссии. ВЭБ выступает здесь агентом Минфина России — кредит на строительство пойдет через нас.
Одновременно Минфин Белоруссии запросил во Внешэкономбанке кредит на финансирование авансовых платежей по этому проекту — до 500 миллионов долларов сроком до 10 лет. Мы рассмотрели кредитную заявку и, учитывая огромную значимость этого проекта для России, приняли положительное решение. Схема выглядит следующим образом: мы финансируем сделку вместе с Росэксимбанком. Доля ВЭБа составляет 460 миллионов долларов, Росэксимбанка — 40 миллионов долларов. Планируется предоставить госгарантию как обеспечение по этому кредиту, этим занимается Росэксимбанк. А расчеты по этому кредиту и мониторинг проекта будут осуществляться через наш дочерний банк в Белоруссии — БелВЭБ.
У нас в проработке есть аналогичная сделка на Украине. Два российских производителя — Новочеркасский электровозостроительный завод и «Уральские локомотивы» — планируют поставлять локомотивы Украинским железным дорогам. Здесь сделка находится в середине рассмотрения, потому что к поставке предполагается очень большой объем локомотивов, кроме того, это большая сумма и есть определенные страновые риски. Мы сейчас пытаемся предложить оптимальную структуру сделки, чтобы минимизировать эти риски. В частности, рассматривается возможность обращения в ЭКСАР с предложением проработать вариант участия в этом проекте. По этой сделке основным расчетным банком и залоговым агентом будет наш дочерний Проминвестбанк. И, кроме того, будет задействован «ВЭБ-лизинг».
— Можете назвать предполагаемые объемы поставок и сумму кредитной заявки?
— Планируемая сумма лимита финансирования по проекту составляет до 2,2 миллиарда долларов. Конечно, не единовременно, а траншами — в зависимости от поставки. Речь идет о поставке 350 локомотивов, плюс опцион еще на 50. Поставка растянута на 5 лет.
Эта сделка обсуждалась летом на встрече премьер-министров, у ВЭБа есть определенные поручения, но директивных указаний нет. Мы финансируем возвратные проекты, мы гранты не выдаем.
— Какие проекты поддержки высокотехнологичного экспорта рассматриваются помимо финансирования продаж Sukhoi Superjet-100?
— У нас в начальной стадии есть ряд сделок по продвижению экспорта высокотехнологичных услуг, в частности, коммерциализация проекта ГЛОНАСС. Есть ряд зарубежных заказчиков, которые готовы использовать услуги ГЛОНАСС — как навигации, так и сопряженных услуг по геопозиционированию, по мониторингу грузов и так далее. Российская компания и потенциальные заказчики находятся в самом начале переговоров, но мы уже в этот процесс вовлечены — рассматриваем платежные статьи предполагаемых контрактов. Если они будут подписаны, то ВЭБ подключится и будет готов рассматривать возможности предоставления финансирования. Речь идет о заказчиках из стран СНГ.
Кроме того, мы активно работаем с рядом крупных российских компаний — как из обрабатывающих отраслей, так и сырьевых — по африканским странам. Речь идет о доступе к источникам сырья, и в целом о поддержке деятельности российских компаний на африканском континенте. Внешэкономбанк создал около двух лет назад Координационный комитет по сотрудничеству к югу от Сахары, туда вошли известные российские компании.
Сейчас мы рассматриваем возможность создания специального фонда, который будет оказывать финансовую поддержку российским компаниям на африканском континенте. Внутренних решений пока нет, но у нас есть поручение правительства эту тему проработать. Концепцию такого фонда мы планируем начать разрабатывать.
ВЭБ может профинансировать определенную долю в этом фонде, но мы не будем единственным его участником. Мы ведем переговоры с рядом крупных российских банков, у которых клиенты в этом регионе, и с крупными российскими компаниями.
Объем фонда пока не готов назвать. Продукты — вхождение в акционерный капитал с небольшой долей, возможно, долговое финансирование, возможно, привлечение локальных инвесторов, поиск и отбор потенциальных проектов, мониторинг, работа с соответствующими госорганами. Перечень может быть расширен после обсуждения в правительстве.
— ВЭБ привлекает средства для своих программ на рынке, в том числе, в форме синдицированных кредитов. В какой стадии находится привлечение синдкредита на 800 миллионов долларов? Будете ли рефинансировать синдкредит на 2,45 миллиарда евро?
— Синдицированный кредит на 800—850 миллионов долларов мы привлекаем, чтобы рефинансировать истекающий кредит на 700 миллионов долларов и 100 миллионов евро, который мы привлекали в 2010 году. Мы находимся в стадии заключительной подготовки кредитного соглашения, то есть у нас уже есть пул банков, которые готовы нас поддержать. Кредитное соглашение мы планируем подписать до конца этого года. Все идет по графику. Выборка средств — в следующем году, потому что кредит, который мы рефинансируем, истекает сразу после январских праздников. Буквально день в день мы заместим его новым кредитом, но на лучших условиях, поскольку прежний кредит был привлечен на фоне посткризисных явлений.
Большой кредит на 2,45 миллиарда евро, который мы привлекли в апреле 2011 года на рекордных для российского рынка условиях, истекает в 2014 году. Конечно, у нас в планах его рефинансирование, но все будет зависеть от ситуации на рынках. ВЭБ сильно зависит от рынков капитала, и если к моменту погашения этого кредита мы поймем, что, например, синдицированный кредит мы на таких же условиях привлечь не можем или можем, но в меньшем объеме, то остающуюся часть мы заместим каким-то другим инструментом. Это могут быть еврооблигации или внутренние долларовые облигации.
— Будут ли двусторонние кредиты до конца года?
— Из крупных нет. Процесс, естественно, идет — мы каждую неделю кредитные соглашения подписываем, но небольшие. Рынки уже закрываются, в ожидании Рождества.
— Сохраняются ли планы евробондов в рублях?
— Сохраняются, конечно. Сейчас есть определенный спекулятивный спрос на ОФЗ (после получения Euroclear и Clearstream разрешения ФСФР на взаимодействие с центральным депозитарием — ред.). В июне ожидается доступ иностранных инвесторов не только к госбумагам, но и корпоративным облигациям. Поскольку сейчас иностранцы могут входить только в ОФЗ, возникает спекулятивно раздутый спрос: доходность по ОФЗ несколько снижена, а корпоратам и банкам, наоборот, сложнее сейчас получить рублевую ликвидность.
Мы на международные рынки капитала с рублевыми заимствованиями пойдем в том случае, если увидим, что с учетом более высоких расходов на еврооблигации заимствования для нас будут как минимум не дороже, чем на локальном рынке. И второе, мы понимаем, что объем имеет значение. Если объем недостаточен, то затевать все это дело с проспектом, с дорогостоящими юристами просто не имеет смысла, проще на локальном рынке занять.
Когда спекулятивный спрос упадет, когда нерезиденты перестанут покупать ОФЗ в таких объемах и будут смотреть на корпоратов и банки, думаю, условия по рублевым заимствованиям должны улучшиться.
Беседовала Елена ФЕДОРОВА

см.  Внешэкономбанк
, Росэксимбанк на Allbanks.ru

см. ВЭБ-лизинг