«В бюджете — ноль денег»

10.04.2011 18:13

Поставленная президентом задача выхода экономики в ближайшие годы на 5%-ные темпы роста невыполнима

«Стагнация» — такой диагноз текущему состоянию экономики поставили участники круглого стола «Ведомостей» «Рост на пять с плюсом: что мешает России совершить экономический прорыв». Представители Минэкономразвития, Минфина и ЦБ диагноз не оспаривали, но отчаянно поспорили друг с другом по поводу способов поддержки роста экономики: у каждого ведомства свои рецепты, которые не нравятся другим.

Достижение 5%-ного роста — вопрос не этого года и даже не ближайших лет, сказал замминистра экономического развития Андрей Клепач: «Скачка не получится». Хотя всего несколько дней назад правительство утвердило прогноз долгосрочного развития, выбрав из трех вариантов сценарий, предполагающий, что рост экономики превысит 5% уже в 2014 г. Такой сценарий основан на форсированных реформах и увеличении госинвестиций в человеческий капитал и развитие транспортной инфраструктуры. Однако финансирования подобного экономического рывка как раз не предусмотрено: сценарий — отдельно, а бюджет — отдельно, «по жесткому варианту», уточнил Клепач.

Для ускорения роста очень важны ожидания бизнеса, но ситуация и в мире, и внутри страны такова, что бизнес предпочитает «притормозиться», констатировал Клепач: в условиях ухудшения конъюнктуры нужен «ведущий» — государство, которое покажет бизнесу ориентиры. Но оно, к сожалению, подает плохой пример, не начиная масштабных инвестиционных проектов, сказал Клепач. Нельзя обойтись и без изменения денежно-кредитной политики, добавил он: без ее смягчения никакого ускорения роста не получится.

ЦБ мучается

Вкладом ЦБ в повышение экономического роста будет опережающее развитие финансовых рынков, которым он займется в роли мегарегулятора, пообещал зампред ЦБ Сергей Швецов. Полагать же, что простое снижение ставок даст импульс экономическому росту, — наивно, убежден он: это выльется только в ускорение импорта и инфляции.

Уровень ставок до кризиса и сейчас примерно одинаков, но если до 2008 г. он был обусловлен избытком ликвидности, то теперь — рисками, связанными в том числе с судебной системой, сказал Швецов. «Сам ЦБ два года судился с аффилированными с Межпромбанком компаниями, чтобы обратить взыскание на предмет залога. Понятно, что за два года этот залог может «протухнуть», исчезнуть и т. д., и если уж сам ЦБ так мучается, то что говорить о бизнесе. И вы думаете, банки не закладывают это в процентную ставку? Конечно, закладывают», — рассказал он. Нужна удобная юридическая среда и улучшение судебной системы, ставка ЦБ — вовсе не «ключик к благоденствию», заключил Швецов: первую скрипку играть правительству. Что касается госинвестиций, то если один трамплин стоимостью 1 млрд руб. строят за 8 млрд руб., то экономике такие инвестиции не сильно помогут, напомнил Швецов скандальную историю строительства сочинских объектов.

«Бог профинансирует?»

«Расскажу, как правительство ведет бизнес», — вступил в диалог замминистра финансов Алексей Моисеев, приведя цитату из фильма: «если нужно построить один объект за цену икс, то правительство построит два объекта ценой 2-икс каждый». «Ну давайте мы построим дорогу на Луну, может, это поднимет рост экономики, а может, и нет», — развил тему замминистра. Аппетиты в отношении бюджета и правда космические: любой серьезный инвестиционный проект — не менее 1 трлн руб., продолжил Моисеев: «Такие ценники от госкомпаний мы в Минфине часто видим. А деньги откуда возьмем?» В ситуации, когда ужесточается мировая конкуренция за капитал, есть только один инвестиционный ресурс — коллективные инвестиции и пенсионные деньги, продолжил Моисеев, и сейчас начаты комплексные реформы, чтобы эти институты стали привлекательными для населения. Но ничего не получится, если инфляционные ожидания останутся высокими, а им способствуют в том числе неэффективные госрасходы, поддержал он Швецова: «Денег нет».

Деньги есть, парировал Клепач, и эффективность госинвестиций не нужно путать с их необходимостью: «Задачи, которые нам в ближайшие несколько лет придется решать, без госинвестиций решить невозможно, нравится это кому-то или нет». Например, дороги никто, кроме государства, не построит, никакими инфраструктурными облигациями. «Построить дорогу Москва — Петербург за 15 лет высоких цен на нефть, наверное, стоило бы, а при тех подходах, которые у нас есть, мы ее не увидим и к 2018 г. «Путешествие из Петербурга в Москву» можно будет еще раз написать и дальше спорить, скажется ли это на инфляционных ожиданиях», — съязвил Клепач. В бюджете заложено сокращение инвестиций в реальном выражении ежегодно до 2016 г., «там ноль денег», а впереди — ЧМ-2018, привел он пример: «Мы от чемпионата отказываемся или нам его Господь Бог профинансирует?» Расходы на здравоохранение к 2018 г. сокращаются в реальном выражении вдвое, продолжил он: «Люди из своего кармана платить будут?»

Улучшение институтов необходимо, не спорит Клепач, но этот процесс может занять пару десятилетий, а принимать решения нужно сейчас. Есть целый набор проблем, ни по одной из которых решение не найдено, только продекларированы цели; нужно решить пусть не все, но самые ключевые задачи, призвал он: «Мы останемся без дорог и без нормального здравоохранения, уж не говоря про экономический рост». А ругая государство, не стоило бы забывать об эффективности бизнеса, добавил он: «Тот же трамплин — наполовину частный, эффективность частных инвестиций — вопрос еще более туманный, в котором просто никто не начинает разбираться, пока компания не обанкротится».

Не те проблемы

Участники круглого стола в достижение роста в 5% к 2018 г. тоже не верят: более 80% сочли это нереальным. Не созданы ключевые условия, к которым аудитория — представители бизнеса и эксперты, прослушав всю дискуссию, отнесла не госинвестиции или денежно-кредитную политику, а эффективность институтов государства, демонополизацию экономики, а также предсказуемость и последовательность экономической политики. В ходе голосования эти пункты собрали 42%, 23% и 21% голосов соответственно.

Снижение ставки только добавит банкирам дохода от переоценки облигаций, используемых при рефинансировании в ЦБ, а цена кредита для предприятий так и останется 15—16%, считает гендиректор «Строймонолита» Вячеслав Фомин. Решать нужно фундаментальные проблемы: основное — это институты. Например, арбитражные суды перегружены, решение выносится за 10 минут, и когда на одного судью приходятся тысячи дел — такой институт эффективно работать не может, поделился Фомин. «Если государство не обеспечит мне эти институты, то смягчение денежной политике мне, как бизнесмену, который генерит экономике доход и рабочие места, ничего не принесет», — заключил он.

Государство подает инвесторам не те примеры, о которых говорил Клепач: после объединения «Роснефти» с ТНК-ВР миноритариев последней оставили без дивидендов, сокрушается управляющий инвестфондом Андрей Коблов: «Государство говорит: ребята, вы здесь никому не нужны. После этого рассуждать о долгосрочных инвестициях просто бесполезно».

Как лучше тратить бюджет, все понимают, но есть еще реальный сектор, и когда он обеспечивает поступления налогов, то и бюджету есть что тратить, напомнил председатель правления Некоммерческого партнерства территориальных сетевых организаций Александр Хуруджи. «А мы видим чрезмерную зарегулированность экономики, видим, что число госкомпаний не уменьшается и что неэффективных «зомби» поддерживают за счет средств налогоплательщиков«, — поделился он: пока эти проблемы не решить — никакого роста на 5% не будет.

Ольга КУВШИНОВА