«Создание МФЦ — лишь повод внедрить в Москве мировые стандарты качества жизни»

23.05.2010 21:43

Вопреки убеждению многих Международный финансовый центр в Москве (МФЦ) не будет закрытым городком для иностранных брокеров, трейдеров, банкиров на специально выделенной территории. Где сосредоточить свои штаб-квартиры, решат сами финансисты. И вряд ли они ограничатся одной площадкой. Связать районы города удобной транспортной инфраструктурой, создать комфортные условия для жизни и бизнеса не только экспатов, но и всех москвичей, повысить качество городской среды — зона ответственности столичных властей. О том, что делает Москва для развития МФЦ, в интервью корреспонденту РБК daily рассказал министр столичного правительства, руководитель Департамента экономической политики и развития города Максим РЕШЕТНИКОВ.

— На днях состоялась конференция, посвященная подготовке к саммиту G20 — в этом году он пройдет в Москве.

Что иностранные эксперты говорили о перспективах МФЦ в российской столице?

— «Городом надо заниматься в первую очередь. Будет город — будет и все остальное», — посоветовал один из бывших руководителей земли Гессен, где находится Франкфурт-на-Майне. Создание МФЦ -лишь еще один повод внедрить в Москве мировые стандарты качества жизни, часть стратегии, призванной улучшить город­скую среду. Мы делаем это не только для иностранцев, которые сюда приезжают, не в интересах отдельных суперэлитных специалистов, а для всех жителей.

— Делать город комфортным для жителей вообще-то обязанность властей. При чем тут МФЦ?

— Статус МФЦ предполагает, что мы берем высочайшие стандарты, чтобы здесь было комфортно жить самым требовательным специалистам, которые могут позволить себе выбирать место житель­ства среди лучших городов мира. Вот мы и должны поставить Москву в один ряд с ними. Создание МФЦ — это, конечно, ничто по сравнению с требованиями москвичей. Но это очень здоровый проект, который заставляет нас двигаться. Не просто двигаться — понятно, нам жители не дают засидеться, — а двигаться в правильном направлении, за лучшей практикой.

Все отмечают, что в последние пять-шесть лет город становится все более и более тяжелым для жизни. И все понимают: это тенденция и переламывать ее будет очень сложно. Те вопросы, которые перед нами стоят, решаются не только деньгами. Они требуют изменения поведения людей, транспортного поведения.

— Пробки — одна из главных претензий к Москве…

— Решение транспортной проблемы потребует времени. За один год все не сделаешь. Нужны серьезное инвестирование во всю транспортную инфраструктуру, развитие и переконфигурация общественного транспорта, строительство транспортно-пересадочных узлов. Мы вкладываем очень большие деньги в метро, начинаем раскачивать тему Малого кольца Московской железной дороги (МКЖД)… Мы смотрим на транспортную схему и планируем: сюда доходим веткой метро, здесь — МКЖД, сюда вытаскиваем пригородное сообщение и т. д.

Резко повысить связанность внутригородского пространства, то есть сократить время на передвижение — вот наша задача. Можно сказать, что это нужно для МФЦ — а для него это действительно нужно, — а можно сказать — для нормальной жизни города.

Километры метро не конечный результат. Важно время в пути от точки А до точки Б, и желательно еще удобства. А удоб­ства — то, что брюки не испачкал, туфли не запачкал и желательно еще карманы целы. Простые же вещи. Вот это и есть город, удобный и для иностранцев, и для москвичей. На самом деле все предъявляют примерно одни и те же требования.

Сама тема МФЦ заставляет нас мыслить такими категориями.

— Тем не менее поиски площадки под МФЦ продолжаются. Сначала финансистов планировали прописать в Рублево-Архангельском, теперь говорят о Коммунарке…

— В Коммунарке точно будет крупный офисно-деловой центр. Такие же будут в Рублево-Архангельском, Сколкове, Саларьеве, потому что город заинтересован в создании на периферии рабочих мест, причем мирового уровня. Не может все Подмосковье ехать в центр, нужно создать противоток.

Нам это с градостроительной точки зрения жизненно необходимо.

А уж где будет большая доля банков — этот вопрос, наверное, лучше задавать самому финансовому сообществу. Оно обладает достаточно мощным механизмом саморегулирования. Если банкиры, например, скажут: «Коллеги, все решено, едем туда-то, и нам там необходимы такие-то федеральные структуры», я думаю, федеральное правительство самым тщательным образом изучит их предложения и примет соответствующие решения.

— То есть в Москве не будет своих Уолл-стрит или Даун-тауна — мест, где бы сосредоточилась вся деловая жизнь…

— У нас есть «Москва-Сити».

— Но там нет биржи. Есть офисы, апартаменты, жилье, торговые центры.

— Там штаб-квартиры нескольких крупнейших банков. Вы поймите, город может только создавать условия, например обеспечить достаточное предложение офисных площадей и транспортную связанность районов. Но Москва не собственник биржи и не может указывать, куда ей переезжать.

— Помимо мероприятий по улучшению транспортной доступности что еще город планирует сделать, чтобы повысить качество жизни?

— Мы хотим создать такую среду, чтобы и москвичи, и жители других регионов не пытались использовать Москву только как отправную точку отлетов из Домодедово, Шереметьево или Внуково. Идея в том, чтобы они могли получить услуги самого высокого качества здесь, чтобы им не за чем было лететь дальше. Тут многое зависит даже не от городской среды, а от того, как мы диверсифицируем и разовьем нашу социальную сферу. С одной стороны, все знают, что московские стандарты образования и здравоохранения — лучшие на всем постсоветском пространстве, плюс мы сделали колоссальные вложения в модернизацию здравоохранения и образования, с другой — у нас всего одна клиника аккредитована — Joint Commission International (JCI) и всего десять школ — по International Baccalaureate (IB). К 2016 году количество медучреждений, соответствующих мировым стандартам, предполагается увеличить в три раза, образовательных — в полтора.

— Чем еще Москва может заставить иностранных специалистов бросить Лондон, Нью-Йорк или Франкфурт и переехать работать в Россию?

— Во-первых, есть ниша в череде региональных финансовых центров. На конференции выступал бизнесмен из Турции, чья компания строит в России несколько стекольных заводов. По его словам, если раньше фирма планировала размещение в Лондоне, то теперь решила в Москве, поскольку здесь ее бизнес. Компания понимает все риски, но считает их вполне приемлемыми.

Кроме того, в стране накоплен достаточно большой финансовый ресурс: пенсионные деньги, фонд национального благосостояния, банковские активы, много говорят о выведенных капиталах, но часть денег возвращается…

— Что даст Москве создание МФЦ? Есть ли цифры, на которые планируется выйти?

— Сейчас долю финансово-экономического сектора экономики города можно измерить через такой показатель, как налог на прибыль, на который приходится 55 млрд руб., или примерно 1/6 поступлений по налогу на прибыль. Соответственно, от всех налоговых доходов — где-то 5%. Плюс налог на доходы физических лиц — финансовые компании платят заработную плату, как правило, немалую. Дальше — спрос на недвижимость, причем очень дорогую, и налоги. Финансовые организации формируют спрос, который передается по цепочке, начиная от услуг клининговых компаний до юридических.

— Есть ли какие-то временные рамки создания МФЦ и как идет работа с федеральными структурами, в каком режиме?

— Все-таки МФЦ не Олимпиада и не чемпионат мира по футболу. Значит, будем делать, пока не сделаем. Но не вечно. Безусловно, есть отсечки. Вопрос контролируется и президентом, и председателем правительства. Созданы рабочие группы по конкретным направлениям, но, мне кажется, рабочее взаимодействие, рабочие обсуждения на самом деле ценнее заседаний крупных комиссий, которые не всегда имеют практический результат.

Беседовала Наталья БЫКОВА