«Очередной панамы общество нам не простит»

30.09.2011 02:01

Что будет с 10 трлн рублей, которые накопились в фондах при Алексее Кудрине? Это зависит от законопроекта о создании Росфинагентства (РФА), который в январе был одобрен Госдумой в первом чтении. Если законопроект примут, часть средств будет инвестирована в российскую экономику. Правда, как именно это может происходить, пока неизвестно: в проекте закона не прописаны объекты вложений, так как инвестиционную декларацию и прочие параметры финансовой политики новой структуры правительство будет определять отдельно. Но даже на уровне идеи создание РФА вызывает серьезные споры в Госдуме. На прошедших в среду парламентских слушаниях, предваривших рассмотрение законопроекта во втором чтении, депутаты во всех красках расписали последствия от создания такого агентства.

Slon слушал депутатов и выбирал самые важные высказывания.

На парламентские слушания пришли выступить представители Минфина — авторы законопроекта о РФА, ЦБ, Счетной палаты, депутаты, а также ученые и экономисты. Член Комитета по финансовому рынку коммунист Борис Кашин начал первым и гордо сообщил, что именно Коммунистическая партия стала инициатором данных слушаний с целью переработать текст. Он сразу же обрушился с критикой на правительство. «Недавно Прохоров сказал, что Государственная дума стала самым слабым звеном в политической системе страны. С моей точки зрения, данный законопроект показывает, что самое слабое звено — это правительство», — сказал он. По его мнению, идея вкладывать деньги в инфраструктурные проекты важная, но у нас нет механизмов и достаточных кадров для того, чтобы эти окупаемые проекты реализовать. «Очередной панамы общество нам не простит», — сказал он.

Единоросс Игорь Руденский из Комитета по экономической политике поддержал негативный настрой коммуниста и задался риторическими вопросами типа «зачем все это делается». «Сейчас средства размещаются под 1—2% за рубежом, но кто сказал, что это плохо? Это народные деньги, и они предназначены для того, чтобы в кратчайшие сроки локализовать вдруг начавшийся пожар или кризис. Если по этим средствам будет более высокая доходность, например 5—8%, то, соответственно, они будут размещаться в более рисковые бумаги. А товарищ Аккерман (СМИ сообщали о нем как о наиболее вероятном кандидате на пост главы РФА. — Slon), какой бы он ни был светило в финансовых делах, будет ориентирован на Запад», — парировал Руденский.

В целом депутаты соглашались с тем, что деньги должны работать в стране, но пытались убедить, что это можно сделать без создания специального агентства. «Нам бабушки пишут, спрашивают, что делают наши деньги в Америке», — говорили выступавшие и предлагали вместо принятого в первом чтении законопроекта Минфина внести другой — о повышении эффективности управления средствами фондов. «В какие горячие головы пришла такая идея на фоне того, что происходит в «Оборонсервисе»?» — возмущались депутаты.

Самое эмоциональное и критическое выступление было, пожалуй, у Оксаны Дмитриевой из «Справедливой России», которая высказалась против создания РФА в любой форме. Лучше, по ее мнению, отказаться от дальнейшего наполнения Резервного фонда и Фонда национального благосостояния и направлять сверхдоходы от экспорта углеводородов в российскую экономику напрямую. «Эта трогательная история тянется с 2004 года, — напомнила она о первых разговорах о том, чтобы инвестировать бюджетные деньги внутри страны. — Но предложенный сейчас механизм вложения — это шизофренический полет мысли». По ее мнению, создание РФА пустит деньги по кругу.

Депутаты верно подметили, что журналисты мало пишут о «таком важном для страны законе». Правда, объяснение этому они нашли нестандартное. Андрей Ищенко из фракции ЛДПР напомнил, что, когда документ рассматривали в первом чтении, все внимание прессы было приковано к обсуждавшимся в этот же день законопроекту об ужесточении ответственности за пропаганду гомосексуализма и антитабачному законопроекту. Правительству от депутата тоже досталось, он раскритиковал финансово-экономическую смету по созданию агентства. «Вот они, два листочка, — продемонстрировал он залу бумажные листы формата А4, на которых виднелись нарисованные схемы. — Если бы вы были коммерсантом и пришли на предприятие с таким финансовым или бизнес-планом, вас бы выгнали взашей. К сожалению, правительство позволяет себе приходить в Госдуму именно с таким обоснованием создания судьбоносного для страны предприятия», — заявил он.

Сторонники законопроекта пытались опровергнуть опасения депутатов примерами. Аудитор Счетной палаты Валерий Горегляд напомнил, что такая форма управления присуща многим странам: есть государственные структуры, есть экзотические формы, как, например, в Сингапуре, где управление полностью отдается на аутсорсинг независимым менеджерам. По-разному они и инвестируют: Китай, например, в строительство промышленных объектов, норвежский фонд — в рынок ценных бумаг. «Полностью позитивного опыта нет, нужно обязательно сопоставлять стратегию с нашими институциональными возможностями и заниматься вопросом сохранности и доходности», — рассказал Горегляд.

Зампред ЦБ Сергей Швецов начал свое выступление с воспоминаний. «Я был на парламентских слушаниях десять лет назад, и один депутат сказал: «Вы произносите очень много умных слов, ответьте на один вопрос, когда вы уже будете тратить наши деньги?» Прошло десять лет, и ничего не изменилось», — подытожил он. Швецов объяснил необходимость создания РФА тем, что руководитель отдельного ведомства не имел бы других головных болей и его рабочий день всецело был бы посвящен процессу инвестирования средств. «Это оптимально — наделение отдельного ведомства отдельными функциями. В любом случае собственником этих средств является Российская Федерация, а при агентстве нужно будет создать наблюдательный и консультационный советы, состоящие из высокопоставленных лиц», — заключил он. При этом Швецов предупредил, что если сейчас деньги Фонда национального благосостояния напрямую направить в экономику, то это приведет к росту инфляции.

Последним выступил замминистра финансов Сергей Сторчак, который все это время критику фактически в свой адрес воспринимал спокойно. Он утверждает, что инвестировать необходимо, иначе мы вернемся к централизованному планированию экономики, но для этого нужен профессиональный управляющий, которым и должно стать Росфинагентство. Судя по высказываниям Сторчака, Минфин с ролью управляющего не справится. «Есть, например, практикующий врач-хирург, а есть врач-администратор. Если у меня аппендицит, конечно, я пойду к практику, а не к врачу-бюрократу», — привел он аналогию.

Потом Сторчак обратился к председателю Комитета по бюджету и налогам Андрею Макарову, полушутя назвав его соавтором законопроекта (видимо, пытаясь найти среди депутатов единомышленников), на что Макаров тоже отшутился: «За группу дают больше, так что без соавторства». На этом парламентские слушания и завершились. Теперь к 17 марта депутаты подготовят поправки ко второму чтению. Макаров пообещал, что текст будет существенно переработан, в частности, будет пересмотрена организационно-правовая форма агентства (сейчас ОАО), но центральная идея появления такой структуры, как бы ни возражали депутаты, останется: на его создании уже давно настаивает президент страны.

Татьяна АЛЕШКИНА