«Кипр оказался между молотом и наковальней»

07.11.2011 06:58

Кипр готов отдать России долю в своих банках и энергоактивах. Взамен республика попросит кредит на несколько миллиардов евро. Об этом сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на источники, знакомые с ситуацией. Директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов обсудил ситуацию с ведущей Оксаной Барыкиной.

В среду кипрская делегация во главе с министром финансов страны Михалисом Саррисом встретится с главой российского Минфина Антоном Силуановым.

Накануне кипрский парламент проголосовал против введения единовременного налога на банковские депозиты.

Этот сбор являлся условием для получения кредита от ЕС в размере €10 млрд.

— Как вы думаете, удастся Кипру от России денег получить?

— Все, конечно, зависит от того, как будет развиваться история с этим известным налогом на депозиты, потому что здесь Кипр оказался между молотом и наковальней. С одной стороны, есть Европейский союз, который четко связывает выделение кредита с жесткой политикой Кипра по отношению к вкладчикам и держателям офшорных компаний. Тут не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кто является основным вкладчиком кипрских банков и чьи компании зарегистрированы на Кипре в массовом порядке. С другой стороны, есть, соответственно, Россия, чьи интересы ущемляет последние потенциальные, потому что они пока все-таки еще не вылились в законы, и Кипр сам не понимает, что ему в этой ситуации делать. Россия готова, как вы справедливо заметили, предоставить кредит 5 млрд. Но этого маловато. Кипр уже эти 5 млрд не спасут. Поэтому, что в этой ситуации делать, Кипр еще сам не знает, потому что и Европа, и Россия оказывают жесткое давление. Европа понимает, что Кипр, сохраняя свою нынешнюю финансовую политику, создает серьезные риски вообще для всего Европейского союза. А Россия понимает, что Кипр, если он пойдет на условия ЕС, как минимум на 10% облегчит вклады российских компаний, частных лиц на этом замечательном острове. Так что будет в будущем, пока сказать сложно.

— Скажите, а может ли Кипр попросить больше, чем пять миллиардов, как думаете?

— Я уверен, что он и попросит, потому что пять миллиардов уже не спасут отца кипрской демократии, поэтому здесь уже о пяти речь не идет. Я уверен, что сумма будет как минимум в два-три раза больше. Вопрос в том, что еще за это попросит Кипр. Потому что сейчас что он предлагает? Он фактически сначала заявил о том, что он заберет 10% вкладов, а теперь он говорит — ладно, если вы мне дадите 10 млрд, то я ничего не сделаю, то есть, такая политика очень странная. Но я не исключаю, что Кипр, как вы тоже сказали, может предложить определенные активы в обмен на уже, конечно, не пять, я думаю, что речь пойдет о десяти минимум, а то и 15 миллиардах. Вопрос в том, нужны эти активы России или нет. Это уже тоже вопрос интересный.

— Да, кстати, энергетические активы, банковские, насколько они могут заинтересовать?

— Я лично очень скептически отношусь и к банковским, и к энергетическим активам на Кипре. Объясню, почему. С точки зрения банков, здесь вроде как выглядит все красиво: давайте будем акционерами, тогда у нас не будет проблем. На самом деле проблемы у вас будут, и даже еще больше. Почему? Потому что дело не в Кипре, а в позиции Европейского союза. Если вы сейчас приобретает долю в кипрских банках и думаете, что вы за счет этого сохраните Кипр как офшорную дыру, вы сильно заблуждаетесь. Европейские регуляторы будут вам выкручивать руки и сделают все, чтобы жизнь комфортной на острове для вас не была.

Поэтому этот путь — купить Кипр — бесперспективен, потому что вам нужно решить вопрос не с кипрскими властями, а с европейскими регуляторами, которые к России настроены сверхжестко.

Что касается энергетики, там тоже есть нюансы. Действительно, есть перспективные месторождения и ряд открытий интересных и в шельфе Израиля, потому что в целом это как единый комплекс обычно связывается. И все конференции на Кипре проходят с участием израильских компаний. Но там есть два нюанса: с одной стороны, это пока еще предварительные взыскания, нужно достаточно большие деньги вложить в геологоразведку, это первое. А второе — там есть серьезные территориальные проблемы с Турцией, которая, как известно, сохраняет контроль над северной частью Кипра, а часть месторождений находится в спорных зонах. Как этот вопрос будет решаться — это тоже момент скользкий. Тем более очевидно, что, если вы входите в кипрские энергетические проекты, вы автоматически обостряете свои отношения с Турцией, а Турция сегодня для нас в Европе один из ключевых на самом деле энергетических партнеров. Я знаком с деталями переговоров российских нефтяных и газовых компаний с Кипром. Я должен сказать, что наши компании всегда очень аккуратно относились к экономике этих проектов. Сейчас как-то в контексте всех этих историй Россия надеется, что Кипр будет чуть более либеральным. Но еще раз повторю, пока рано говорить о том, что это замечательный, прекрасный проект, который нужно охапкой хватать и себе в карман класть, я думаю, что это очень смелое заявление.