«Как только в России возникает раскол, высокие темпы роста теряют всякий смысл»

22.05.2011 23:14

Накануне премьер Дмитрий Медведев утвердил прогноз долгосрочного социально-экономического развития России до 2030 года (его можно изучить здесь). Прогноз предусматривает три сценария — консервативный, инновационный и форсированный. Правительство называет все три сценария базовыми, а эксперты — излишне оптимистичными. Форсированный сценарий, направленный на стимулирование всех факторов роста, ускорение реформ и создание несырьевого экспортного сектора, предполагает рост ВВП на 5—5,4% в год. Инновационный отличается инвестиционной направленностью и предполагает рост экономики на 4—4,2% в год. Консервативный сценарий направлен на модернизацию сырьевого сектора и обещает рост ВВП на 3—3,2% в год.

Сегодня замминистра экономического развития РФ Андрей Клепач на пресс-конференции презентовал этот прогноз. Говорил чиновник почему-то больше о важности социальных аспектов. Slon выбрал 10 цитат из речи Клепача:

— Впервые правительство определилось с долгосрочным стратегическим развитием и показало, при каких условиях можно создать новую Россию. Достичь того, что изложено в документе, можно лишь в условиях модернизации экономических и социальных институтов. Все эти институты у нас есть (даже сложно представить, каких институтов у нас нет), но важно сделать их работающими.

— Действительно, в долгосрочном прогнозе представлены три сценария, и все они базовые. Но форсированный сценарий правительство рассматривает как приоритетный, потому что именно он позволяет выполнить указы президента. В этом сценарии показано, при каких условиях мы достигнем в среднем 5% роста ВВП. В нем также показано, что мы должны для этого сделать и какие риски нас ждут. Консервативный сценарий нежелателен, но вероятен в сложившейся ситуации. Скорее — это вариант, от которого правительство будет пытаться отойти, — весь вопрос, какой ценой и с помощью каких мер. А если говорить об инновационном варианте, то это тот вариант, который является в наибольшей степени сбалансированным, и в то же время — это вариант, где есть риски и где заложены качественные изменения. Даже его реализация требует очень больших усилий, другого качества управления. Бюджетная стратегия будет в большей степени базироваться на инновационном сценарии. Кроме того, отмечу, что все три варианта достаточно жесткие с точки зрения бюджета и все они предполагают, что мы проводим пенсионную реформу до 2015 года.

— Инновационный и форсированный сценарии предполагают существенные социальные сдвиги в обществе. Если сейчас у нас средний класс — это 22—25%, то в этих двух сценариях (за счет того, что те, кто занимается интеллектуальным трудом, наукой, высокими технологиями, выходят на уровень жизни, сопоставимый с развитыми странами) масштабы среднего класса расширяются до 45—48%.

— В этот прогноз (во все сценарии) заложены большие институциональные преобразования. Но результативность, качество этих институциональных преобразований различны. Так, в консервативном сценарии — несмотря на развитие институтов, их эффективность остается на достаточно низком уровне. Инновационный и форсированный сценарии предполагают, что мы не только предпринимаем какие-то шаги в сторону улучшения инвестиционного климата, но и движемся.

— Прогноз исходит из достаточно консервативного видения развития мировой экономики. Она будет расти медленнее, чем в 2000-е годы. Еврозона будет достаточно долго выходить из стагнации, Китай и Индия, как мы предполагаем, начнут тормозить свое развитие. Произойдут качественные перемены: центр мирового развития сместится на Тихоокеанский регион, а это значит, что Россия будет граничить с центром мирового роста.

— Прогноз базируется, как и стратегия развития банковского сектора, на том, что отношение банковского кредита к ВВП будет расти опережающими темпами. К 2020 году возрастут риски, связанные с ростом долга населения России. Потому что мы выходим на уровень задолженности населения, сопоставимый с тем, что есть в еврозоне, как в части ипотеки, так и потребительского кредита.

— Не думаю, что ситуация на Кипре катастрофически отразится на экономике России. Но негативная ситуация, связанная с банковским сектором там, скорее будет стимулировать отток капитала из РФ. Любые возмущения, что в Европе, что в развивающихся странах в краткосрочном плане на нас сказываются негативно. Это было видно и по колебаниям рынка. В 2013 году отток капитала из России может превысить прогнозные $10 млрд. Ну и уж точно он из-за ситуации на Кипре не уменьшится.

— Что будет с мировым топливным балансом и какова здесь судьба России? Прогноз исходит из того, что углеводороды останутся доминирующим источником энергии в мире. Но структура существенно изменится: та «сланцевая революция», которая началась в США, и другие уже видимые изменения приведут к более низким ценам на топливо, чем мы привыкли в последнее время. То есть цена на нефть будет в ценах 2010 года от $90 до $95, и после 2020 года — некоторое повышение.

— Конфигурации нефтяного и газового рынка существенно изменятся. Если сейчас на сланцевую нефть приходится всего 6% мировой добычи, то к 2030 году — более 11%. Есть тенденция к определенному снижению, но не обвальному, цен на газ. Обвала мы не видим, но и возможности развиваться и сокращать разрыв с развитыми странами за счет выигрыша от повышения цен на нефть или наращивания объемов экспорта нефти и газа мы не видим.

— Реализация любого проекта возможна лишь в условиях стабильного состояния не только экономики, но и духа общества, социальной стабильности. Предполагается высокий уровень доверия: между обществом и властью, бизнесом и властью. Как только в России возникает раскол, кризис доверия к власти, то какие бы высокие темпы роста до этого ни были, они сразу теряют всякий смысл. На самом деле, этот прогноз — это прогноз социального здоровья и оптимизма в обществе. Ну и весны, которая все равно наступит.

Екатерина МЕТЕЛИЦА