«Банки и власть стараются «не замечать» друг друга»

07.12.2012 09:20

Особенности взаимоотношений между банками и властью, как изменился банковский надзор за последние 15 лет, банки и финансовый мегарегулятор, банковская СРО — «плюсы» и «минусы». Об этом «Б. О» рассказал председатель совета директоров и управляющий Московского филиала Смоленского Банка Павел Шитов.

— Павел Николаевич, какие взаимоотношения сейчас между банками и властью?

— Если давать краткую характеристику современным отношениям банков и власти, то можно отметить, что банки и власть стараются, по возможности, «не замечать» друг друга и существовать параллельно.

— На Западе, в последние лет десять, власти постепенно и целенаправленно ужесточают банковский надзор.

А в России контроль над банковским сектором со стороны властей усилился или после кризиса 1998 года ничего не изменилось?

— За минувшие полтора десятка лет цели надзора существенно не поменялись. Конечно, регулятор хочет видеть прозрачную банковскую систему, когда качество активов соответствует созданным резервам, когда адекватно оцениваются риски и так далее.

Нужно сказать, что сама банковская система в России не является такой уж совершенной и неизменной. Мы пока только догоняем наших «западных партнеров». Я бы сказал, надзор становится детальнее. Теперь надзор интересуют намного более тонкие моменты деятельности банков. Поэтому я бы не сказал, что надзор ужесточился — требования к банкам не очень изменились, а где-то есть даже послабления. Но сейчас банкам не удается скрывать от надзора недостатки в деятельности.

— Прислушивается ли власть к пожеланиям банкиров в сфере изменения текущего законодательства? Может ли банковское сообщество оказывать влияние, например, через АРБ и Ассоциацию «Россия» на законотворческий процесс, или оно вынуждено принимать «правила игры», которые ему устанавливает государство?

— Банки в принципе являются достаточно гибкими организациями, не так часто мы можем наблюдать, как банкиры дружно пытаются лоббировать какие-либо изменения в законодательстве. У банков и банкиров и так имидж сытости и благополучия, и если они еще будут привлекать к себе внимание подобным образом, обществу это не придется по вкусу.

Поэтому банки предпочитают приспосабливаться к уже существующей ситуации. А такие организации, как АРБ и Ассоциация «Россия», позволяют вести эффективный диалог с тем же регулятором и профильными органами власти. И диалог этот ведется на таком языке и о таких деталях, которые широкому кругу неинтересны, и потому обычно не выходят в СМИ и не являются живо обсуждаемыми.

— Клиенты банков, которые считают, что их права были нарушены, пишут жалобы во все инстанции, начиная от приемной Президента и заканчивая прокуратурой. Почему так происходит?

— Мы все являемся, в немалой степени, «продуктом» советской системы, в нашем обществе еще слишком сильны отголоски советского прошлого, когда общественное мнение имело очень большое значение и влияние, проникало во все сферы жизни человека. Но времена изменились, и сейчас у клиентов банков есть достаточно способов защитить свои права и без привлечения «товарищеского суда».

Во-первых, можно «проголосовать ногами» — просто не пользоваться услугами банка, услуги и сервис которого не нравятся.

Во-вторых, если уж дошло до конфликта, существуют профильные инстанции, такие как суды, органы МВД. Тем не менее, часто недовольные рассылают письма с описанием ужасов, которые с ними произошли, в Генеральную Прокуратуру, Президенту, министрам и еще во множество всяческих инстанций, в основном не имеющих никакого отношения к проблеме.

— Может быть, властям имеет смысл создать специальный центр, куда граждане будут направлять свои жалобы, и который будет вести переписку с банками?

По моему мнению, все необходимые органы уже созданы и в создании «товарищеского суда банкиров» смысла нет.

— Сейчас АРБ реализует проект финансового омбудсмена. Предполагается, что большинство жалобщиков, чьи права были нарушены банками, будут обращаться к нему, а не во множество других инстанций. Насколько эти ожидания оправданы?

— Появление финансового омбудсмена, которому будет поступать вся информация о нарушениях для систематизации и дальнейшего решения проблем через изменение нормативных актов, вероятно, даст свои положительные результаты.

— Многие банки, которые работают в нескольких регионах России, жалуются, что их проверяет ФАС и Роспотребнадзор не только по месту расположения головного офиса, но и в субъектах РФ, где находятся их филиалы. Странная практика, если речь идет о проверке, например, условий типового кредитного договора с физлицом.

— Названные вами органы тоже руководствуются своими инструкциями и нормативами, которые требуют определенных показателей работы, что они и демонстрируют таким образом. Тем более что банк проверять очень выгодно. От банка не убудет из-за лишней проверки, а проверяющие органы смогут отчитаться о том, что провели проверку целого банка и, может даже, что-то там нашли.

— Насколько актуальна проблема отсутствия координации в действиях между региональными подразделениями органов госнадзора?

— Такая практика существует, хотя и не является положительной, как и вообще формальные проверки, которые случаются достаточно часто.

— Как отразится на банковском секторе создание финансового мегарегулятора, функции которого будет выполнять Банк России?

— Создание единого мегарегулятора, тем более, на базе ЦБ, существенно облегчит жизнь банкам. Банк России и коммерческие банки уже, так сказать, сработались друг с другом. А вот профессиональным участникам рынка ценных бумаг — не банкам, которые ранее не имели опыта работы с Центральным Банком, будет, в первое время, нелегко.

— Ваше отношение к идее передать часть функций в сфере банковского надзора СРО?

— Я полагаю, что саморегулируемые организации могут работать эффективно только на зрелом, цивилизованном рынке. Сейчас этот институт находится в фазе становления. Пока не до конца ясно, оправдают ли СРО возлагаемые на них надежды. Не превратятся ли в еще одну бюрократическую структуру, требующую уплачивать ежегодные взносы и устраивающую разного рода проверки?

С другой стороны, ЦБ, являясь регулятором, вынужден выполнять не совсем свойственные ему функции, такие как регулирование максимальных ставок по депозитам, установление правил работы с потребительскими кредитами и тому подобное. В этом аспекте создание банковской саморегулируемой организации и передача ей части надзорных функций, пожалуй, можгут быть достаточно результативными. Насколько этот вариант возможен и жизнеспособен — покажет только время.

Беседовал Сергей ЧЕРТОПРУД